Люди, похороненные в монастыре

Краткие биографии наиболее известных людей,

захороненных на территории нашей обители:

Адлерберг Александр Владимирович

1.05.1818–22.09.1888

 

Адлерберг Александр Владимирович – граф, генерал от инфантерии (с 1869 г.), генерал-адъютант (с 1855 г.), министр Императорского двора и уделов (1870–1881), член Государственного совета.

Воспитанник Пажеского корпуса. Выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Преображенский полк и состоял при наследнике цесаревиче. В 1839 г. произведен в поручики. Участник дагестанской военной экспедиции (1841). В 1850 г. А.В. Адлерберг – управляющий канцелярией наследника цесаревича, двором наследника (1852). При вступлении на престол Александра II был назначен (1855) управляющим делами Императорской Главной квартиры и заведующим Особым отделом Военно-походной канцелярии для собственных дел Е.И.В., командовал Е.И.В. конвоем. А.В. Адлерберг состоял членом Комитета по делам книгопечатания (1859), Главного управления цензуры (1860), Военного совета (1866), Государственного Совета и Комитета для пересмотра проектов новых военно-судебных установлений. С 1870 г. по 1881 г. Адлерберг занимал пост министра Императорского двора.

 

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Адлерберг состоял при Главной квартире императора; Адлерберг являлся шефом 44-го пехотного Камчатского полка.

Как наиболее приближенное лицо к Александру II, принимал активное участие в важнейших событиях царствования императора. По завещанию Александра II являлся его душеприказчиком.

Камер-фрейлина А.А. Толстая писала в своих мемуарах, что Адлербергу «невозможно было отказать в благородстве ума и большом достоинстве чувств. В своем двойном качестве друга и министра двора он был совершенно незаменим для Государя».

А.В. Адлерберг – кавалер иностранных орденов и всех высших российских орденов, в том числе ордена Св. Андрея Первозванного с бриллиантовыми знаками (1883). 

Супруга – графиня Екатерина Николаевна Адлерберг, рожд. Полтавцева (1822–1910), статс-дама, кавалерственная дама ордена Св. Екатерины 2-й ст.

 

Апраксин Степан Федорович

30.07.1792–17.05.1862

 

Апраксин Степан Федорович – граф, генерал от кавалерии (с 1843 г.), генерал-адъютант (с 1830 г.).

Поступил на службу юнкером в лейб-гвардии Кавалергардский полк, произведен в поручики в 1810 г. В Отечественную войну 1812 г. состоял в конвое при Главной квартире Его Величества. Принимал участие в Заграничных походах (1813–1814 гг.). По окончании военной кампании служил в лейб-гвардии Кавалергардском полку, командовал полком с 1824 г. по 1833 г. Полк под его командованием 14 декабря 1825 г. принес присягу Николаю I и атаковал восставших. В 1831 г. участвовал в подавлении польского восстания. С 1833 г. – командующий гвардейской кирасирской дивизией. В 1844 г. назначен состоять при имп. Александре Федоровне (шеф Кавалергардского полка), после ее кончины – при имп. Марии Александровне. С 1862 г. С.Ф. Апраксин – председатель Комитета о раненых. Кавалер всех высших российских орденов.

Граф состоял владельцем большого состояния, в том числе Апраксина двора. От него Апраксин двор перешел к сыну, графу А.С. Апраксину (1818–1899), печально прославившемуся расстрелом (1861) крестьян с. Бездна Казанской губернии. Генерал-лейтенант А.С. Апраксин прославился, как публицист, а также тем, что занимался практикой воздухоплавания, строил летательные аппараты. Граф и его супруга, графиня Мария Рахманова, родом из богатейшей купеческой старообрядческой семьи, считались крупнейшими столичными благотворителями. На их средства была построена церковь Воскресения Христова (на Фонтанке); рядом возведена богадельня для вдов солдат Кавалергардского полка, где служили по традиции Апраксины; Комиссаровская школа, обязанная своим названием Осипу Комиссарову, который в апреле 1866 г. отклонил пистолет террориста Каракозова, покушавшегося на Александра II. В конце 1870-х гг. на Фонтанке А.С. Апраксин построил один из лучших частных театров; театр сгорел в 1901 г., вновь отстроен вдовой Апраксина и открыт в 1902 г. (прославленный БДТ).

Похоронен С.Ф. Апраксин под церковью Св. Сергия (там же и члены семьи, всего13 человек).

 

 

Беляев Тимофей Михайлович

26.01.1843 – 7.10.1915

 

Беляев Тимофей Михайлович – генерал от артиллерии, общественный деятель, тов. председателя Совета монархической организации «Русское Собрание».

В 1862 г. Беляев закончил 1-й кадетский корпус фельдфебелем, произведен в подпоручики и зачислен в Михайловское артиллерийское училище. В 1863 г. отчислен из училища (по собственному желанию) и принял участие в подавлении польского мятежа. В 1866–1877 гг. Т.М. Беляев служил в лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригады. В 1877 г. он произведен в полковники и назначен начальником 1-го отделения Главного артиллерийского управления; в 1879 г. получил назначение (Варшава) командиром 4-й батареи 3-й лейб-гвардии гренадерской бригады. В 1890 г. произведен в чин генерал-майора, затем поочередно командовал 17-й и 23-й артиллерийскими бригадами. Приказом от 12 августа 1895 г. Тимофей Михайлович назначен командиром лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригады; впоследствии командовал лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригадой, 2-м Кавказским армейским корпусом, 11-й пехотной дивизией.

В 1903 г. Тимофей Михайлович назначен комендантом Кронштадтской крепости, состоял в этой должности с 1903 по 1907 гг. За заслуги был награжден орденами Белого Орла и Св. Александра Невского.

В октябре 1905 г. на другой день после опубликования царского манифеста, когда в Кронштадте прошла политическая демонстрация, город фактически оказался в руках восставших. Прибывшие из Петербурга и Ораниенбаума войска подавили восстание, в составе этих войск была батарея под командованием сына Тимофея Михайловича, Ивана Тимофеевича Беляева.

Монархические убеждения привели Т.М. Беляева в ряды «Русского Собрания» (1906). В феврале 1910 г. Тимофея Михайловича избрали членом Совета, а в ноябре 1911 г. он занял должность товарища председателя «Русского Собрания», объединявшего представителей русской интеллигенции, чиновников, духовенства и помещиков столицы.

В уставе «Русского Собрания» записано: «…имеет целью содействовать выяснению, укреплению в общественном сознании и проведению в жизнь исконных творческих начал и бытовых особенностей Русского народа».

В 1911 г. Т.М. Беляев – вновь на военной службе, в штате лейб-гвардии артиллерийской бригады, через три года он окончательно вышел в отставку. Кавалер многих российских и иностранных орденов.

Первая супруга Тимофея Михайловича, Мария Ивановна Эллиот (5.08. 1844 – 24.04. 1875) умерла в родах. На руках у Тимофея Михайловича остались пятеро детей. От второго брака на Марии Николаевне Септюриной (5.04 1860 – 30.01. 1934) родилось двое сыновей. М.Н. Септюрина активно занималась благотворительностью и была председательницей Дамского комитета по оказанию помощи больным и раненым воинам при монархической организации «Русское Собрание».

Дети Тимофея Михайловича Беляева от первого брака:

Дочь, Мария Тимофеевна Беляева (26.07.1866–8.10.1922), выпускница Смольного института, в замужестве – Блок, вторая жена Александра Львовича Блока, отца поэта Александра Блока (от первого брака).

Сергей Тимофеевич (29.09.1867–24.02.1923), генерал-лейтенант. В 1893 г. закончил Михайловскую академию. В 1902 г. командирован за границу для ознакомления с постановкой дела в артиллерийских частях; в 1908 г. он – член комиссии главного артиллерийского управления; в 1915 г. – командующий артиллерией 8-й армии Юго-Западного фронта. С.Т. Беляев считался одним из лучших теоретиков по тактике артиллерии, написал двухтомное «Наставление по тактике артиллерии». Беляев – первый командующий артиллерией Московского военного округа. Последние годы жизни он возглавлял кафедру тактики артиллерии Академии Генерального штаба РККА.

Михаил Тимофеевич (18.07.1869–10.01.1951), генерал-лейтенант, участник Белого движения, в 1920 г. эмигрировал с женой Наталией Николаевной (урожд. Энден) и детьми в Югославию.

Владимир Тимофеевич (12.01.1870–1942), погиб в Ленинграде во время блокады.

Иван Тимофеевич (19.04.1875–1957), генерал-лейтенант, географ, этнограф, лингвист. Закончил кадетский корпус, затем Михайловское училище. Во время службы на Кавказе написал работу «На земле Хевсуров», автор «Устава горной артиллерии». Во время первой мировой войны он воевал в Карпатах, участник Брусиловского прорыва. И.Т. Беляев – георгиевский кавалер. В годы гражданской войны Беляев – начальник артиллерии 1-й конной дивизии Врангеля, инспектор артиллерии 1-го армейского корпуса. В 1920 г. он эмигрировал в Константинополь, затем в Галлиполи, Болгарию и Парагвай (1924). Один из первых исследователей племен и местности Чако, признан индейцами «белым вождем». Во время войны с Боливией Беляев исполнял должность главного консультанта при военном министре Парагвая.

Дети Тимофея Михайловича Беляева от второго брака:

Николай Тимофеевич (26.06.1878 – 1955), полковник, артиллерист. В 1915 г. был направлен в Англию постоянным представителем по закупке оружия. В Россию не вернулся. Награжден за заслуги в области металлургии золотой (Бессемеровской) медалью Великобритании. Имеет много работ по истории древней Руси. Активный деятель белой эмиграции. Умер в Париже.

Тимофей Тимофеевич (1880–1918), полковник, артиллерист. Погиб в Кронштадте.

Тимофей Михайлович Беляев был глубоко религиозным человеком, хорошо знал богословскую литературу. Оставил духовное завещание потомкам.

 

Духовное завещание

генерала от артиллерии Тимофея Михайловича Беляева

 

Во Имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

Имея в виду возможность скорой и неожиданной смерти моей, находясь в твердом уме и памяти, чувствую потребность высказать своим близким свои предсмертные мысли:

Умоляю бесценных детей не забывать родителей, положивших начало их жизни и принесших им всю свою любовь и сердце. Они могут исполнить это, по моему мнению, единственным путем добрых дел во имя усопших родителей и в этом должна излиться самая теплая любящая душа.

Молитва в Церкви, везде, милосердие к ближним, всепрощение - вот что может служить достойным выражением признательности нам за наше служение детям. Особенно старшим детям напоминаю о памяти их многострадальной матери, которая даже свою, столь дорогую им жизнь, принесла для них в жертву. Усердно прошу, по возможности, совершать об умерших родителях поминовение во время совершения бескровной жертвы.

Умоляю детей воспитывать свое потомство в духе любви к БОГУ и человеку, чтобы идея благости проникла во все их существо, и настраивать своих детей в горячей любви к нашему страдальцу ОТЕЧЕСТВУ и непоколебимой верности ПРЕСТОЛУ.

Умоляю сыновей не оставить дорогих: дочь мою Марию и внучку Ангелину своими советами и поддержкой.

Недвижимости и капиталов после меня не остается, а все мое имущество, состоящее в домашних вещах, нажитых большею частию в период совместной жизни с любезнейшею супругою моей, Мариею Николаевною, предоставляю в ее полное распоряжение с просьбою предоставления детям некоторых предметов и книг, которые могли бы быть им особенно дороги, как память о родителях.

Приношу глубокую, сердечную благодарность всем, кто терпел мои недостатки и оказывал мне милость, особенно это относится до дорогих, бесценных Мани и детей.

Прошу погребения самого скромного, а памятника никакого.

20 января 1907 года, г. Кронштадт

 

Галкин-Враской Михаил Николаевич

17.09.1832–8.04.1916

 

Галкин-Враской Михаил Николаевич – действительный тайный советник, статс-секретарь Его Императорского Величества, губернатор Эстляндии (1868–1870), Саратовский губернатор (1870–1879), начальник Главного тюремного управления Российской империи (1879–1896), председатель Прибалтийского православного братства Христа Спасителя и Покрова Божией Матери (1882–1916), член Государственного Совета (1896–1916).

Михаил Николаевич Галкин-Враской происходил из старинных дворянских родов – Галкиных по линии отца и Враских со стороны матери. Родился в 1834 г. в родовом имении Галкиных – селе Полянки Спасского уезда Казанской губернии. Для сохранения своей фамилии его мать Надежда Галкина (Враская) ходатайствовала перед императором Александром II о том, чтобы её родовая фамилия была присоединена к фамилии мужа, и её дети с потомством могли именоваться двойной фамилией. Просьба эта была удовлетворена, и с 24 декабря 1870 г. Михаилу Николаевичу с двумя родными братьями Петром и Николаем было разрешено именоваться Галкиными-Враскими. С 1870 г. собственноручная подпись Михаила Николаевича, как это прослеживается по архивным документам, была «Галкин-Враский», а с середины 1885 г. и до смерти она оставалась неизменной «Галкин-Враской» – в обоих случаях с одной буквой «с» во второй части фамилии.

В 1853 г. он окончил юридический факультет Казанского университета. В 1854 г. начал службу в управлении Оренбургского и Самарского генерал-губернатора чиновником по дипломатической части. В 1858 г. участвовал в российской дипломатической миссии посольства Н. П. Игнатьева в Хиву и Бухару. В 1859 г. был назначен чиновником по дипломатической части к экспедиции в Закаспийскую область, посланной для сбора сведений о туркменских племенах. На основании материалов, полученных в этих экспедициях, опубликовал работы, получившие известность в учёном мире. Им была написана книга «Этнографические материалы по Средней Азии и Оренбургскому краю» (СПб., 1868), а статья о туркменах отмечена Русским географическим обществом (состоял в нём с 1859 г.) серебряной медалью. Эта же статья в извлечениях была также напечатана в трудах Парижского географического общества, членом которого он состоял с 1864 г.

В 1862 г. был причислен к Министерству внутренних дел и с этого времени занялся проблемой исследования тюремного вопроса в России и за рубежом. С 1862 по 1864 гг. осмотрел крупнейшие тюрьмы Англии, Франции, Пруссии, Бельгии и составил подробное описание их устройства и функционирования. На основании этих собранных материалов опубликовал книгу «Материалы к изучению тюремного вопроса» (СПб., 1868). Долгое время этот труд М. Н. Галкина-Враского был единственным в России пособием по этому вопросу, но и в наши дни для специалистов по истории пенитенциарной науки он не утратил значения.

В 1867 г. утверждён в должности одного из семи директоров Петербургского тюремного комитета. Пребывая в этой должности, М. Н. Галкин-Враской был задействован при строительстве и обустройстве новой экспериментальной тюрьмы в Петербурге для срочных арестантов. Эта тюрьма была открыта в 1868 г. и являлась экспериментально-образцовым исправительным заведением. Она представляла собой вторую в империи экспериментальную тюрьму (наряду со смирительно-рабочим домом в Москве, которым заведовал граф В. А. Соллогуб), где впервые в России было решено провести эксперимент с ночным разъединением заключённых по одиночным камерам и обязательно-принудительным трудом в целях выработки этими методами системы нравственного исправления преступников в России.

Будучи губернатором Эстляндии (1868–1870), М. Н. Галкин-Враской защищал эстонских крестьян от притеснений немцев-помещиков и выступал против подавления их возмущений силой. Для их финансовой поддержки при его содействии был учреждён Продовольственный фонд. Его заслугой в Эстляндии так же было то, что новости в газете «Эстляндские губернские ведомости» стали печататься не только на немецком языке, но и параллельно – на русском, а в 1870 г. при его содействии была открыта первая в Прибалтике русская гимназия. За активное отстаивание прав русского национального меньшинства М. Н. Галкина-Враского называли «пионером русского государственного дела в Эстляндской губернии».

На посту Саратовского губернатора (1870–1879), Галкин-Враской провёл кардинальные реформы по превращению городской тюрьмы в передовую в империи: произошло кардинальное улучшение содержания заключённых с организацией их обязательного труда, за который они стали получать зарплату. В то время, кроме Саратова, это практиковалось только в Петербургской экспериментальной тюрьме. Впоследствии (в 1880-х гг.) было распространено им, как начальником Главного тюремного управления, на всю тюремную систему Российской империи.

Галкин-Враской претворил в жизнь свои инициативы по учреждению больниц, Детского приюта, детских Яслей, детского Учебно-исправительного приюта, множества новых школ. По статистическим данным, число учебных заведений в губернии (с 1870 по 1880 гг.) выросло в 2 раза, а число учащихся в 8 раз. Предпринимал меры по благоустройству города Саратова (замощению и озеленению улиц) и губернии, основал первую в России зимнюю спасательную станцию на Волге, которая и после революции 1917 г. (до Великой Отечественной войны) выполняла свои функции. Галкин-Враской покровительствовал развитию Саратовского краеведения; будучи ревностным православным, заботился о людях других вероисповеданий. Так, по его инициативе в Саратове были построены католический костёл и лютеранская церковь для немецкого населения города. В городской тюрьме заключённым-мусульманам была предоставлена возможность отдельного питания для избегания оскорбления их религиозных чувств, а в Приёмном покое для приходящих больных (из уважения к религиозным чувствам старообрядцев) была установлена для них отдельная кровать, которая даже носила его имя. Этими преобразованиями он ликвидировал в Саратове остатки средневековья.

Оставив пост Саратовского губернатора в мае 1879 г., и переехав на новое место службы в Петербург, он не оборвал своих связей с городом. Значительно участие М. Н. Галкина-Враского в культурной жизни Саратова с 1885 по 1916 гг. Это его помощь и содействие в основании, открытии и деятельности таких учреждений, как Саратовский Радищевский художественный музей (1885 г.), Саратовское музыкальное училище (1895 г.), Саратовский Императорский Николаевский университет (1909 г.), Саратовская Алексеевская консерватория (1912 г.).

Занимался благотворительной деятельностью, являлся крупным меценатом. В 1914 г. Галкин-Враской передал в дар Саратовскому университету свою библиотеку из 3.750 названий (в количестве 8.162 тома) – это столько книг, сколько самим учреждением было приобретено за деньги в течение первых 8 лет его существования. Но главная ценность подаренной библиотеки заключалась в том, что в будущем она стала основой для открытия новых факультетов: в подаренной библиотеке были книги по географии, литературе, этнографии, статистике, экономике, истории, философии, тюремному делу, праву и по административному управлению России. Из всех подаренных Саратовскому университету библиотек, дар М. Н. Галкина-Враского по количеству томов после дара И. А. Шляпкина стоит на 2 месте.

В 1916 г. по завещанию М. Н. Галкина-Враского в Саратовский Радищевский музей поступило в дар пожертвование, состоящее из живописных произведений, графики, произведений декоративно-прикладного искусства, всего около 200 предметов. Этот дар М. Н. Галкина-Враского из всех частных пожертвований по количеству, культурной и денежной ценности после дара основателя Саратовского Радищевского музея, А. П. Боголюбова стоит на 2 месте.

Как начальник Главного тюремного управления Российской империи (1879–1896) Галкин-Враской осуществил реформы:

– в улучшении финансового обеспечении тюремного персонала;

– в улучшении структуры управления губернскими тюрьмами;

– добился введения обязательности труда заключённых с начислением им заработной платы, большую часть которой они получали при выходе на свободу;

– проявлял заботу о беспризорниках, детях бродяг и заключённых, стремился к тому, чтобы они содержались в приютах и богадельнях за казённый счёт;

– для больных ссыльных по проекту М. Н. Галкина-Враского на этапах ссыльного тракта Восточной Сибири стали учреждаться лазареты;

– заботился о духовном исправлении заключённых, чтобы в каждой тюрьме православной России обязательно был православный храм.

Общественная деятельность М. Н. Галкина-Враского не менее значительна, чем государственная. В 1899 г. и 1905–1907 гг. он оказывал трудовую помощь населению различных губерний, когда был неурожай.

В качестве председателя Прибалтийского православного братства Христа Спасителя и Покрова Божией Матери (1882–1916) выделяется его роль в содействии развитию народного образования и укреплении финансового положения Русской Православной Церкви в Прибалтике.

Вся государственная и общественная деятельность М. Н. Галкина-Враского показывает его, как человека не только просвещённого и благородного, но и мыслящего стратегически в государственном масштабе, не равнодушного, а радеющего всей душой за своё Отечество – настоящего патриота.

Умер 8/21 апреля 1916 г. в Петрограде. Похоронен, согласно завещанию, в Троице-Сергиевой пустыни (под церковью св. Сергия).

 

 

Ган Евгений Федорович

15.09.1807-6.12.1874

 

Ган Евгений Федорович- русский государственный и общественный деятель, тайный советник (1858), сенатор (1860).

 

Из старинного рода Ган, выехавшего из Мекленбурга во времена Анны Иоанновны. Представители рода внесены в родословные книги дворян Петербургской, а также Курляндской, Лифляндской, Эстляндской губерний и острова Эзель. Евангелическо-лютеранского вероисповедания.

 

Сын барона Феодора Августовича Гана, тайного советника, члена главноуправления Почтового  департамента и Гертруды Вильгельмины Августы, урожд. фон Штрюк (von Stryk). По окончании Императорского Царскосельского Лицея (1826) с серебряной медалью и чином IX кл. был назначен в Коллегию иностранных дел, в1832 г. переведен в Департамент внутренних сношений МИД; через год – чиновник особых поручений в Придворной конторе Вел. кн. Михаила Павловича. В 1838 г. Е.Ф. Ган назначен начальником Первого Департамента Министерства государственных имуществ; в 1841 г. – старший член Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южной России, в 1845 г. – председательствующий член комитета. С 1848 г. занимал должность директора  Первого  департамента  Министерства государственных имуществ. Во время Крымской войны –  член Рекрутского комитета при 2-м отд. Собств. Е.И.В. канцелярии; в 1857 г. – член  Временного распорядительного комитета по устройству южных поселений. В 1859 г. назначен членом Совета министра государственных имуществ, в 1860 г. – сенатор. Участвовал в проведении крестьянской и судебной реформ. В 1868 г. Е.Ф. Ган назначен первоприсутствующим сенатором во Второй  департамент Сената, в 1870 г. – перемещен на должность первоприсутствующего члена 1-го отд. Третьего департамента.

 

Был награжден орденами: Белого Орла (1870), Св. Владимира 2-й ст. (1863) и 3-й ст. (1848), Св. Анны 1-й ст. (1853), 2-й ст. (1844), 3-й ст. (1834), Св. Станислава 1-й ст. (1850), а также прусским орденом Красного Орла 3-й ст. (1835).

 

Супруга – Евгения Флоровна Ган (1822–1904), урожд. Доливо-Добровольская, дочь тайн. сов. и кавалера Флора Йосифовича Доливо-Добровольского.

 

Дочь Евгения Евгеньевна Ган (1847–1933), фрейлина Высочайшего двора. Скончалась в эмиграции (Ницца, кладбище Кокад).

 

Младший брат Е.Ф. Ган, Александр  Федорович Ган (1809–1895), генерал от инфантерии, член Военного Совета, директор Николаевской Чесменской богадельни (1880). Похоронен на Волковом кладбище.

 

В династии Ганов есть известные писательницы: Елена Андреевна Ган  (1814–1842), оставившая после себя более десятка романтических повестей. Обе дочери продолжили писательское дело. Это Елена Петровна Ган, в замужестве Блаватская (1831–1891), также основательница Международного теософского общества, и Вера Петровна Ган, в замужестве Желиховская (1835–1896).

 

 

Глазунов Иван Ильич

7.01.1826–19.12.1889

 

Глазунов Иван Ильич – тайный советник, книгоиздатель, Санкт-Петербургский городской голова (1881–1885).

Иван Ильич – старший сын известнейшего в России Ильи Ивановича Глазунова, занимавшегося книжной торговлей. Дело отца продолжили сыновья: Иван Ильич Глазунов – в Петербурге, его братья – в Москве.

С 1849 по 1882 гг. фирма Глазуновых под управлением Ивана Ильича выпустила 205 изданий, из которых более половины приходилось на долю учебников и учебных пособий. Им же изданы отдельные тома «Истории России» Соловьева, полные собрания сочинений Кантемира, Фонвизина, Лермонтова, Жуковского, Майкова. Кроме того, Глазуновым было приобретено право на издание произведений Островского, Гончарова, Тургенева. Фирма состояла комиссионером Академии Наук, Св. Синода, Департамента министерства народного просвещения и Министерства государственных имуществ.

И.И. Глазунов активно занимался общественной деятельностью. Он являлся членом Санкт-Петербургского городского депутатского собрания (1853–1854). С 1857 по 1861 гг. работал в городской распорядительной думе и в составе многих городских комиссий, училищной, санитарной, также по воинской повинности и т.д. Глазунов являлся представителем думы при передаче больниц и богаделен в ведение городского самоуправления, а во время холерной эпидемии заведовал холерной больницей.

Иван Ильич возглавлял городское кредитное общество и являлся почетным членом Совета коммерческого училища (с 1861 г.). В 1866 г. назначен директором Дома милосердия. С 1872 г. Глазунов был депутатом от купечества в Государственном банке и членом совета торговли и мануфактур.

За свою деятельность И.И. Глазунов награжден орденами св. Станислава 3-й и 2-й ст., орденом св. Владимира 4-й ст. 30 августа 1870 г. Глазунов «во внимание к его разносторонней общественной деятельности» пожалован орденом св. Владимира 3-й ст. с присвоением прав потомственного дворянства, а указом от 4 марта 1876 г. Высочайше утвержден избранный им герб.

С 1881 по 1885 гг. Глазунов – Санкт-Петербургский городской голова. 25 декабря 1881 г. он произведен в действительные статские советники, в 1882 г. награжден орденом св. Станислава 1-й ст., в 1883 г. – получил орден Анны 1-й ст. Службу Иван Ильич оставил в чине тайного советника.

Глазуновы – старинная фирма по изданию книг в Москве и Петербурге. Основатель фирмы был серпуховской купец Матвей Петрович Глазунов, открывший торговлю в Москве в 1782 г. Фирма Глазуновых являлась одной из крупнейших в России. Это художественная литература, научные труды, популярные книги, словари, справочные пособия. Среди глазуновских изданий – «Жизнь Екатерины II», «Азбука Российская, или Бесценный подарок для малолетних детей», «Церковный словарь», «Детский музеум, или Собрание изображений животных, растений, цветов, плодов, минералов, одежды разных народов, древностей и других предметов, служащих для наставления и забавы юношества, составленное и гравированное по лучшим образцам, с краткими изъяснениями, соответственными понятию детей (на французском, русском и немецком языках)» и др. К крупным начинаниям Глазуновых относится многотомный «Памятник из законов», содержавший действовавшие в Российской империи законоположения (с 1811 по 1824 гг.). С 1807 г. налажено производство географических карт.

Глазуновы были горячими пропагандистами русской литературы. В 1836 г. фирма Глазуновых приступила к выпуску серии миниатюрных изданий («Евгений Онегин» А. Пушкина, «Душенька» И. Богдановича). Первая книга серии – «Евгений Онегин» – вышла в свет в начале 1837 г., последнюю корректуру просматривал А.С. Пушкин. Осуществил выпуск книги Илья Иванович Глазунов, отец Ивана Ильича.

С 1860-х гг. Глазуновы привлекали для составления каталогов своих магазинов крупных русских библиографов (П.А. Ефремова, В.И. Межова и др.), что повлияло на развитие библиографии в России. Фирма Глазуновых просуществовала до конца 1917 г.

 

Голицын Андрей Михайлович

6.01.1792–18.05.1863

 

Голицын Андрей Михайлович – князь, генерал от инфантерии, государственный деятель Российской империи, губернатор Тульской губернии (1840–1846) и Белорусский генерал-губернатор (1845–1853), сенатор (с 1854).

Сын тайного советника князя М.А. Голицына и П.А. Шуваловой. Образование получил в ПолитехническоЙ школе в Париже.

Участник войны с Наполеоном и Заграничных походов русской армии (1813–1815 гг.). В 1814 г. был послан Александру I с ключами от Реймса. С 1823 г. Голицын – флигель-адъютант Александра I, позднее – Николая I. В 1826 г. князь Голицын назначен обер-квартирмейстером гвардейского корпуса, через два года Голицын – генерал-майор свиты, с 1829 г. – генерал от инфантерии. Участник Турецкой и Польской кампаний. Кавалер многих российских и иностранных орденов.

Был знаком с А.С. Пушкиным. Увлекался литературой, хотя более на этом поприще известен его брат Э. Голицын, популяризатор русской культуры во Франции.

Из других Голицыных похоронены в пустыни:

Голицын Александр Борисович (28.09.1792–20.01.1865) – князь, действительный статский советник, Саратовский губернатор (1826–1830), Владимирский губернский предводитель дворянства. Во время Бородинского сражения был адъютантом М.И. Кутузова.

Голицын Михаил Павлович (30.04.1822–5.03.1868) – князь, генерал-адъютант, вице-адмирал. Воевал в Севастополе, сослуживец Л.Н. Толстого.

Шереметева Елена Васильевна, рожд. княжна Голицына (1770–1852), гвардии-капитан, поручица.

 

Эпитафия на могиле одного из Голицыных: «Благополучие человека состоит ни в жизни, ни в смерти, но в том, чтобы жить и умереть со славою».

Прах Голицыных покоится в церкви Воскресения Христова (нижний придел во имя Архистратига Михаила). Первой вкладчицей на строительство храма была его вдова Михаила Павловича Голицына, кн. Александра Васильевна, урожд. Гудович (29.10.1825–17.11.1901).

 

Храм во имя Воскресения Христова был построен на месте существовавшей с 1791 г. церкви во имя апостола Иакова. Проект храма (вмещал 2.500 человек) принадлежал А.А. Парланду. В 1877 г. архимандрит Игнатий освятил нижний придел Архистратига Михаила, в память погребенного в нем М. П. Голицына. Нижняя церковь называлась, вследствие этого захоронения, «Голицынской», в ней находились все почетные захоронения: герцог Н.М. Лейхтенбергский и его супруга графиня Н.С. Богарне (урожд. Анненкова), министр народного просвещения А.М. Норов, генерал, сенатор Ф.Я. Миркович, генерал-адъютант А.А. Кавелин. Здесь же был погребен и сам скончавшийся 16 мая 1897 г. архимандрит Игнатий, в течение сорока лет возглавлявший пустынь. В настоящее время его останки покоятся в храме преподобного Сергия, куда по инициативе иеромонаха Игнатия (Бузина) были перенесены в 1997 г., в год столетия со дня преставления архимандрита.

Церковь была снесена в 1968 г.

 

Горностаев Алексей Максимович

18.02.1808–18.12.1862

 

Горностаев Алексей Максимович – архитектор, художник и педагог, один из основоположников национального направления в русской архитектуре. Архитектор Министерства внутренних дел (1843–1862), Капитула российских орденов (1845–1847), профессор Академии художеств (с 1849 г.), коллежский советник (с 1859 г.).

Алексей Максимович учился у Д. И. Жилярди в Москве. Первые годы Алексей Максимович работал в Царском Селе под началом В.П. Стасова. Горностаев был помощником А.П. Брюллова в Царскосельском дворцовом правлении (1829–1834), любимым учеником архитектора. Под его же руководством работал (1838–1839) в строительной комиссии по восстановлению Зимнего дворца после пожара. Вместе с братом, Василием Максимовичем, участвовал в строительстве Михайловского театра (1831).

А.М. Горностаев приобрел широкую известность после работы на купца А.Ф. Шишмарева. Дом Шишмарева (Невский пр., д.3) сохранился до наших дней.

Самыми известными работами Горностаева стали постройки в Троице-Сергиевой пустыни (Сергиевская и Святые ворота с кельями и домовой церковью Священномученика Саввы Стратилата). Средства на постройки дали братья Шишмаревы. Горностаев использовал приемы и мотивы византийской и романской архитектуры, древнерусского зодчества XIV–XVII вв..

Архитектор работал также на Валааме (Никольский и Белый скиты, странноприимный дом и др.), в Старой Ладоге (церковь Ивана Златоуста Никольского монастыря, больница в Успенском монастыре и др.), в Суздале, Тамбовской и Тульской губерниях, Пинске, Мценске, на Соловках.

По проекту А.М. Горностаева в Гельсингфорсе (Хельсинки) был построен в псевдовизантийском стиле Успенский собор, крупнейший православный храм в Северной Европе. Храм строился уже после кончины архитектора, завершил постройку И.А. Варнек (в 1868 г.).

Среди немногих сохранившихся могил на территории монастыря – памятный крест зодчему, сооружен по проекту И.И. Горностаева (1821–1874), племянника Алексея Максимовича. Памятный крест выполнен в ирландском средневековом стиле, характер орнамента которого имеет много общего с русским стилем.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горчаков Александр Михайлович

4.06.1798–27.02.1883

 

Горчаков Александр Михайлович – Светлейший князь, Министр иностранных дел Российской империи, последний Канцлер Российской империи.

С именем Горчакова тесно связана политическая история страны в царствование императора Александра II. Горчаков провел реформу дипломатической службы, которая полностью сохранялась до 1917 г., а по сути, сохраняется и до настоящего времени.

Горчаков – выпускник Царскосельского лицея, где в числе его друзей были А. Пушкин, И. Пущин, В. Кюхельбекер. Пушкиным было предсказано Горчакову блестящее будущее:

 

…Тебе, рукой Фортуны своенравной,

Указан путь и счастливый, и славный...

 

С 1817г. Горчаков на службе в Министерстве иностранных дел. Служил в российских посольствах в Лондоне, Риме, Флоренции, Берлине.

1856 год был нелегким для России. 18(30) марта в Париже был подписан мирный договор, завершивший Крымскую войну. Министр иностранных дел, Горчаков в августе 1856 г. направил российским дипломатическим представителям за границей циркулярную депешу, в которой были изложены основы внешней политики России на ближайшее время. Их смысл сводился к тому, что Россия на некоторое время воздерживалась от активного участия в европейских делах, собираясь с силами после понесенных потерь и обращая главное внимание на вопросы экономики и внутренней политики. Одна из фраз депеши А.М. Горчакова стала знаменитой: «Говорят, Россия сердится. Нет, Россия не сердится, она сосредотачивается».

В депеше Горчакова также говорилось, что Россия более не связывает себя прежними договорами и вправе действовать совершенно свободно. Вспоминая это сложное время 12 лет спустя, поэт и дипломат Ф.И. Тютчев обращался к А.М. Горчакову с такими строками:

 

…В те дни кроваво-роковые,

Когда, прервав борьбу свою,

В ножны вложила меч Россия -

Свой меч, иззубренный в бою,

Он Волей призван был державной

Стоять на страже, – и он стал.

И бой отважный, бой неравный

Один с Европой продолжал...

 

Главной задачей внешней политики России 1856–1871 гг. стала борьба за отмену ограничительных статей Парижского мира. 19(31) октября 1870 г. российским дипломатическим представителям в Англии, Франции, Австро-Венгрии, Италии и Турции был направлен циркуляр, в котором сообщалось, что Россия более не считает себя связанной постановлениями Парижского мирного договора, ограничившими ее суверенные права на Черном море. Закрепление объявленного в циркуляре освобождения России от обязательств по нейтрализации Черного моря произошло в 1871 г. По окончании Лондонской конференции 1 (13) марта 1871 г. была подписана конвенция, согласно которой Россия могла содержать на Черном море военный флот и строить военные базы.

Во время восточного кризиса 70-х годов А.М. Горчаков пытался урегулировать положение на Балканах дипломатическим путем. Он обеспечил дипломатическую подготовку русско-турецкой войны 1877–1878 гг. По его инициативе 26 июня (8 июля) 1876 г. было подписано Рейхштадское соглашение, а 3(15) января 1877 г. – Будапештская конвенция с Австро-Венгрией. Последней крупной внешнеполитической акцией, в которой принял участие А.М. Горчаков, был Берлинский конгресс (1878 г.) по пересмотру условий Сан-Стефанского мира, завершившего русско-турецкую войну. 1 (13) июля А.М. Горчаков, возглавивший российскую делегацию, поставил подпись под Берлинским трактатом. Основное условие Сан-Стефанского договора – независимость Сербии, Румынии и Черногории, сохранялось. Однако России пришлось согласиться с изменениями других статей договора в ущерб ее интересам и интересам южных славян. А.М. Горчаков был разочарован решениями конгресса. Это подорвало престиж министра иностранных дел. «Берлинский трактат есть самая черная страница в моей служебной карьере», – так он писал Александру II.

Горчаков награжден всеми высшими орденами Российской империи и множеством иностранных орденов.

Скончался А.М. Горчаков 27 февраля (11 марта) 1883 г. в Баден-Бадене.

Горчаков, по воспоминаниям современников, был остроумный, блестящий оратор, обладал литературным талантом. Александр Михайлович так изящно составлял дипломатические документы, что они больше были похожи на художественные произведения.

В 1814 г. А.С. Пушкин адресовал целеустремленному и честолюбивому 16-летнему Горчакову «стихи на именины»:

 

…Что должен я, скажи, в сей час

Желать от чиста сердца другу?

Глубоку ль старость, милый, князь,

Детей, любезную супругу,

Или богатства, громких дней,

Крестов, алмазных звезд, честей?..

 

Предсказания поэта, как известно, сбылись.

Кроме того, Горчаков оказался последним из лицеистов первого выпуска, к которому обращены другие пушкинские строки:

 

…Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;

Невидимо склоняясь и хладея,

Мы близимся к началу своему…

Кому ж из нас под старость день Лицея

Торжествовать придется одному?..

 

Зубовы

 

С фамилией графов Зубовых связана постройка на территории монастыря в 1805–1809 гг. отдельного здания – Зубовского корпуса (архитектор Л. Руска). Зубовский корпус включал в себя: фамильную усыпальницу графов Зубовых, дом для воинов-инвалидов и церковь во имя святого мученика Валериана. Основание здания связано с безвременной кончиной от ран, полученных в военных походах, графа, 34-летнего генерала Валериана Зубова. Его старшие братья, выполняя волю покойного, в память о нем возвели над могилой храм и основали инвалидный дом для постоянного призрения 30-ти воинов-инвалидов.

Постройка, согласно архитектурному стилю эпохи, была выполнена в стиле ампир. Снаружи здание украшал четырехколонный портик, а внутри оно имело форму ротонды. Над усыпальницей во внутренних покоях устроили церковь во имя святого мученика Валериана. Над входом в усыпальницу была помещена доска из черного мрамора, на которой вызолоченными буквами написано: «Храм вечного упокоения роду светлейшего князя и графов Зубовых сооружен 1809 г.».

Храм был освящен 21 июня 1809 г. настоятелем монастыря архимандритом Порфирием (Кирилловым) в годовщину смерти Валериана Зубова. Одноярусный иконостас шел полукругом и насчитывал поначалу всего несколько икон. В 1865–1866 гг. академик живописи Николай Андреевич Лавров украсил иконостас еще четырьмя новыми образами.

Храм и богадельня до 1917 г. постоянно содержались на средства семьи Зубовых, чей фамильный склеп размещался в подвальном этаже. Со временем в крипте церкви рядом с Валерианом были похоронены его братья – Николай, Дмитрий и Платон Зубовы, сестра Ольга Зубова-Жеребцова, а также графиня Наталья Александровна Суворова-Зубова (супруга старшего брата и дочь прославленного полководца), ее племянник – внук Суворова, Александр Аркадьевич Суворов с супругой, дети и внуки графов Зубовых.

Храм был закрыт в 1919 г., а вместо него в здании разместились мастерские трудовой колонии; через четыре года храм был окончательно разорен, но братия монастыря сумела сберечь уникальный иконостас. В советский период во время последовательного разрушения монастыря все могилы Зубовых были осквернены и уничтожены. Здание сохранилось, но первоначальный его облик искажен, в 1935 г. оно было надстроено третьим этажом.

 

 

Зубов Александр Николаевич

6.08.1727–20.02.1795

 

Зубов Александр Николаевич – граф, тайный советник, сенатор и обер-прокурор в первый департамент Сената, родоначальник всех графов Зубовых.

Служил в Конной гвардии. По болезни уволен с чином подполковника. Перейдя на гражданскую службу, занимал должность вице-губернатора и управлял имениями графа Н.И. Салтыкова. Запятнал себя целым рядом вопиющих нарушений закона из-за непомерного корыстолюбия.

Супруга Елизавета Васильевна Воронова (1742–1814), дочь армейского прапорщика Воронова, статс-дама, кавалерственная дама ордена Св. Екатерины (малый крест).

В браке родилось семеро детей. Известны судьбы четырех братьев Зубовых, Николая, Дмитрия, Платона и Валериана, а также судьба сестры Ольги.

Благодаря участию гр. Н.И. Салтыкова, все братья Зубовы по дворянской традиции тех лет с детства были записаны на службу в гвардейские полки, а дочь Ольга отдана на воспитание в Смольный институт благородных девиц.

Все дети А. Н. Зубова, за исключением Дмитрия Александровича, сыграли значительную роль в государственном перевороте, участвовали в убийстве императора Павла I.

 

 

Зубов Николай Александрович

24.04.1763–9.08.1805

 

Зубов Николай Александрович – граф, обер-шталмейстер, действительный тайный советник.

Служил в лейб-гвардии Конном полку. Вышел в отставку в 1797 г. Шеф Сумского гусарского полка. На гражданской службе числился по ведомству двора и уделов. Николай Зубов оказался одним из главных исполнителей кровавого заговора графа Палена 11 марта 1801 г., убийца императора Павла I.

Зубов – ученик и зять А.В. Суворова. Супруга – Наталья Александровна Суворова-Рымникская (Суворочка).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Суворова-Зубова Наталья Александровна

1.08.1775 – 30.03.1844

 

Суворова Наталья Александровна (Суворочка) – графиня, дочь генералиссимуса Александра Васильевича Суворова и Варвары Ивановны Суворовой, урожденной Прозоровской, супруга Николая Александровича Зубова. Воспитанница Смольного института благородных девиц, фрейлина, кавалерственная дама ордена Св. Екатерины (малый крест).

А.В. Суворов написал (в феврале 1791 г.) дочери, когда та была назначена фрейлиной ко Двору Ее Императорского Величества, императрицы Екатерины II: «Да хранит тебя вечно Богиня невинности. Положение твое переменяется. Помни, что вольность в обхождении рождает пренебрежение; остерегайся сего; привыкай к естественной вежливости, избегай подруг, острых на язык: где злословие, там, глядишь, и разврат. Будь сурова и немногословна с мужчинами. А когда они станут с тобой заговаривать, отвечай на похвалы их скромным молчанием. Уповай на провидение! Оно не замедлит утвердить судьбу твою...»

Наталья Александровна рано овдовела, тридцатилетняя женщина осталась с шестью детьми на руках, огромным состоянием, перешедшим ей от супруга. Жила в Москве, а также в имениях во Владимирской области – Фетинино и Ново-Фетинино. Она почти на 40 лет пережила супруга, посвятив всю свою оставшуюся жизнь воспитанию детей, а затем и внуков. Дети были хорошо воспитаны и питали к маменьке самые нежные чувства, она отвечала им полной взаимностью. Из письма Платона Зубова матери:

«Вам угодно, чтобы я вам по-французски писал. Конечно, французский язык хорош, приятен и ловок для выражений мыслей, но не более того. Я – русский и не хочу употреблять вместо моего языка посторонний, разве он хуже, разве мысли мои и мое почтение и мою привязанность я не могу изъяснять на природном языке так, как на французском?.. И я, чтобы русский и с матушкой моей, и занялся по-иностранному – это непозволительно. Но, если любезная маминька желает, то за долг почитаю вам повиниться и с удовольствием почту вам показать мои знания в сем языке и на будущей почте исполню ваши пожелания.

Остаюсь навсегда всепокорным сыном. Сего 27 июля 1816 года. Гр. Платон 3убов».

Суворочка свято берегла память о знаменитом отце, даже перевезла в Фетинино деревянный домик, в котором Суворов писал свою знаменитую «Науку побеждать». Ее отца чтили даже враги – французы, которых он не раз громил на полях сражений. Осенью 1812 г. Наталья Александровна с младшими детьми не успела выехать из Москвы, была задержана наполеоновскими оккупантами. Когда французский офицер узнал, что видит дочь и внуков великого российского полководца Александра Суворова, то приказал не только их пропустить за линию своих постов, но и отдать им воинские почести.

После окончания войны Наталья Александровна решила на свои средства возвести храм Всех Святых в честь победы русских воинов над французами в 1812 г.    

После смерти Натальи Александровны ее имения были разделены между сыновьями и дочерьми. Фетинино досталось ее дочери Л. Н. Зубовой (по мужу Леонтьевой). Ново-Фетинино перешло в наследство графу В.Н. Зубову, затем его сестре и ее детям. После революции Фетинино и Ново-Фетинино постигла участь большинства дворянских усадеб. Поместья разграбили. Храмы закрыли и разорили.

Сегодня в селе Фетинино проходят Суворовские сборы в память о великом полководце.

Двое сыновей, Александр и Платон, также похоронены в фамильной Зубовской усыпальнице:

 

Зубов Александр Николаевич (1797-1875) – граф, полковник, действительный статский советник.

Успешно закончил в 1814 г. Пажеский корпус (с занесением имени на мраморную доску) и в звании корнета был выпущен в Кавалергардский полк. В 1816 г. – поручик, в 1817 г. – ротмистр. Командовал Седьмым запасным эскадроном в 1820–1821 гг.

Состоял адъютантом князя П.М Волконского в 1821–1825 гг. Произведен в полковники и снова получил эскадрон 18 июня 1825 г.

По свидетельству А.М. Муравьева-Апостола, 13 июля 1826 г. отказался от участия во главе своего эскадрона в процедуре наказания гвардейцев-декабристов, заявив: «Это мои товарищи, и я не пойду». На этом его военная карьера была окончена. Уволен от военной службы 27 января 1827 г. для определения к статскому ведомству. Был назначен чиновником для особых поручений при Министерстве внутренних дел, оставаясь в этой должности до 1837 г. Дослужился до чина действительного статского советника. Был женат на Наталье Павловне Щербатовой, дочери князя П.П. Щербатова (1801–1868). Их внук, Валентин Платонович Зубов (1884–1969) – искусствовед и философ, основал на свои средства у себя в доме на Исаакиевской площади первый в России Институт истории искусств (1912), в 1917–1918 гг. возглавлял Гатчинский дворец-музей (первый директор).

 

Зубов Платон Николаевич Зубов (1798-1855) – граф, полковник гвардии, чиновник для особых поручений в Министерстве финансов.

По окончании Пажеского корпуса 26 марта 1816 г. (с занесением имени на мраморную доску) был выпущен кадетом в Кавалергардский корпус. Король Франции Людовик XVII пожаловал его в кавалеры ордена Лилии (24 августа 1815 г.). Произведен в поручики и назначен (1819) адъютантом к командиру полка. Получил чин ротмистра 1 января 1825 г. По домашним обстоятельствам уволен от службы в чине полковника (с правом ношения мундира) 5 января 1825 г.

Непродолжительное время состоял в должности чиновника для особых поручений при министре финансов графе Е.Ф. Канкрине, от которого получил лестный отзыв: «Я душевно рад буду иметь такого товарища». Имея значительное состояние, унаследованное от своего дяди П. А. Зубова, больше нигде не служил и занимался коллекционированием предметов искусства. Женат не был, потомства не оставил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Зубов Дмитрий  Александрович

17.05.1764 – 14.02.1836

 

Зубов Дмитрий  Александрович  – граф, генерал-майор, камергер.   Служил в  конной  гвардии. 31 октября 1789 г. произведен в камер-юнкеры ранга сухопутного бригадира. В 1796 г. состоял при государственной комиссии по долгам. С 1806 г. Зубов вместе с советником коммерции Передовщиковым занимался казенными подрядами и винными откупами в Петербургской и Московской губерниях. Издал книгу «Новый способ винокурения посредством водяных паров» (1816).

Супруга – Прасковья Александровна  Вяземская, дочь генерал-прокурора князя А.А. Вяземского. Пережил своих братьев; после  смерти Платона  Зубова  получил  все его состояние. Дети: Николай (1801 – 1871), Анна (?), Екатерина (около 1801 – 1821), Елизавета (около 1790 – 1862).

 

Зубова Ольга Александровна

1766–01.03.1849

 

Зубова Ольга Александровна – сестра братьев Зубовых, супруга камергера А. А. Жеребцова, хозяйка усадьбы Беззаботная.

Принимала также активное участие в заговоре по низведению с престола императора Павла I, она служила посредницей между заговорщиками и английским посланником, лордом Уитвортом, обещавшим материальную поддержку от британского правительства (заговорщики собирались в ее салоне на Английской набережной).

В браке имела двух сыновей и двух дочерей. Ее старший сын, Александр Александрович (1781–1832), генерал-майор, герой Отечественной войны 1812 г., участник заграничных походов русской армии; на гражданской службе – действительный камергер. Видный масон высших степеней посвящения.

Внебрачный сын, со слов О.А. Жеребцовой, от английского принца-регента, Егор Егорович Норд (1806–1844) – капитан лейб-гвардии Гусарского полка (с 1827 г.), полковник (1841), российский консул в Персии. Скончался в Гиляне от оспы и похоронен в Царском Селе на кладбище церкви Казанской Божией Матери.

В старости О.А. Жеребцова была собеседницей молодого А.И. Герцена, о чем он писал в своей книге «Былое и думы». М.А. Алданов говорил о О.А. Жеребцовой, как о русском типе выдающейся женщины XVIII в.

Название усадьбе «Беззаботная» (дер. Горбунки, Ломоносовский район) было дано О.А. Жеребцовой (резиденция Фридриха II в Потсдаме называлась Sans-Sousi, в переводе с фр. «без забот»). С 1874 г. усадьбой владел (30 лет) Е.И. Ламанский, управляющий Гос. банком. Наследники Ламанского подарили усадьбу вел. кн. Николаю Николаевичу-мл.; усадьба использовалась для охоты.

 

Зубов Платон Александрович

26.11.1767 – 07.04.1822

 

Зубов Платон Александрович – Светлейший князь, генерал от инфантерии (1800), член Государственной Военной коллегии, сенатор.

Службу начинал поручиком Конной гвардии. Продвигался по службе, благодаря графу Н.И. Салтыкову, в дальнейшем – покровительству императрицы Екатерины II (последний ее фаворит). В 1791 г. Зубов назначен шефом Кавалергардского корпуса, в 1792 г. произведен в генерал-поручики и пожалован в генерал-адъютанты. 23 июля 1793 г. получил портрет императрицы и был награжден орденом св. Андрея Первозванного. С 1793 г. Зубов – Екатеринославский, Вознесенский и Таврический генерал-губернатор, в том же году становится генерал-фельдцейхмейстером. В 1795 г. назначен шефом Кадетского корпуса. Через год Зубов командует Черноморским флотом, становится начальником Адмиралтейства (1796). Кавалер всех российских орденов. Зубов – почетный благотворитель Императорского Воспитательного дома, почетный любитель Академии Художеств.

Монаршие милости, богатства и чины, распространились на все семейство Зубовых.

Супруга – Текла (Фекла) Игнатьевна Валентинович (1801–1873).

П.А. Зубов жил в подаренном императрицей Рундальском дворце в Курляндии (замок Руэнталь). Единственная законнорожденная дочь Александра (1822–1824) скончалась через два года после смерти отца.

Вдова Зубова княгиня Зубова-Валентинович по окончании траура по супругу и дочери отсудила у наследников Зубовых замок Руэнталь и вышла замуж за графа А.П. Шувалова (1802–1873).

В настоящее время Рундальский дворец, выдающийся памятник искусства барокко и рококо (архитектор Растрелли), является одной из достопримечательностей в южной части Латвии. Во дворце располагается музей – центр старинного искусства Латвии. Дворец используется также для приема президентом Латвии высокопоставленных гостей.

В Царском Селе вспоминают о П.А. Зубове, когда рассказывают об истории Екатерининского дворца, один из корпусов которого называется Зубовским.

В Петербурге о судьбе последнего фаворита императрицы напоминает особняк на ул. Галерной, 60 (дворец гр. Бобринского). Дом строился Л. Руска в 1790-х гг. и был подарен императрицей Платону Зубову. Но после воцарения Павла, когда Зубов оказался в опале, особняк перешел к незаконнорожденному сыну Екатерины II графу А.Г. Бобринскому. Его потомки владели домом до революции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Зубов Валериан Александрович

28.11.1771–21.6.1804

 

Зубов Валериан Александрович – граф, генерал-адъютант (1796), генерал-аншеф (1796), генерал от инфантерии (1800), сенатор.

Служил в лейб-гвардии Конном полку. В 1785 г. из вахмистров произведен в корнеты, в 1788 г. – в подпоручики, через год получил чин подполковника и направлен в действующую армию светлейшего князя Г.А. Потемкина. Отличился при штурме Измаила (1790), храбро атаковав одну из батарей. В 1792 г. участвовал волонтером в военных действиях против революционной Франции. В 1794 г. под командованием А.В. Суворова воевал в Польше, вызывал негодование своей жестокостью по отношению к полякам. В том же году при переправе через Западный Буг был ранен осколком ядра и потерял левую ногу. Во время Персидского похода (1796) был назначен главнокомандующим и прославился взятием Дербента. Императрица Екатерина II писала: «Ты самый младший, но самый храбрый и наиболее привлекающий внимание человек в Европе».

В 1797 г. отставлен от службы и вместе с братьями подвергнут опале. Проживал в своих имениях в Курляндии. В 1800 г. возвратился ко Двору, благодаря поддержке А.В. Суворова и связям сестры. Переименован в генералы от инфантерии, возглавил 2-й Кадетский корпус. С 1801 г. – член Непременного (Государственного) совета.

Г.Р. Державин посвятил Зубову свою оду «К красавцу».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кавелин Александр Александрович

9.06.1793 – 4.11.1850

 

Кавелин Александр Александрович – генерал от инфантерии, директор Пажеского корпуса (1830–1834), Санкт-Петербургский военный генерал-губернатор (1842–1846), член Попечительского совета заведений общественного призрения.

Выпускник Пажеского корпуса. Начинал службу подпоручиком в лейб-гвардии Измайловском полку. Участник отечественной войны 1812 г. За отличие награжден золотой шпагой «За храбрость» и произведен в поручики. Был адъютантом при вел. кн. Николае Павловиче (1818). Сопровождал будущего императора Александра II в его путешествиях по России и за границей (1837–1839).

На посту военного генерал-губернатора Санкт-Петербурга боролся с бюрократией и казнокрадством, заслужил репутацию человека бескорыстного, правдивого, рыцарской чести. Добился создания Врачебно-полицейского комитета. С Кавелиным связано развитие в городе общественного транспорта (регулярное движение омнибусов); заложено здание Николаевского вокзала; начато возведение здания Казанской пожарной части и сооружение первого разводного моста через Неву; открылась телеграфная линия Петербург–Царское Село. При Кавелине заложен Александровский парк и Конногвардейский бульвар.

Александр Александрович Кавелин оставил такие строки в своем завещании детям: «Я совершенно убедился, что без истинного религиозного чувства человек не может быть истинно счастлив, как бы он высоко ни поставлен был обстоятельствами, какую бы славу и богатство он ни приобрел. Религиозное чувство оживляет душу, поощряя ее к добру, и даст вам неоцененное сокровище – чистую совесть, будет для вас самой верной опорой в жизни и утешением. Советую вам посвятить себя на служение Царю и Отечеству верой и правдой, по своим способностям, которые должны сами тщательно испытать, не увлекаясь пустым тщеславием или блестящими поприщами. Стократ лучше быть более полезным, нежели более известным. Я всегда опасался занять место выше своего достоинства, но Богу угодно было испытать меня этим. В службе, Боже вас избави, интригами или лестью снискивать расположение начальства: ревностными трудами и правдой – дело другое, ибо поступками недостойными, несмотря на ваши почести, вы заслужите общее презрение, а что всего хуже – ваше собственное».

 

Карелль Филипп Якоб

10.12.1806 - 30.08.1886

Карелль Филипп Якоб (Филипп Яковлевич) – лейб-медик, тайный советник, почетный гражданин Таллина (1885).

Уроженец Эстляндии, Ф.Я. Карелль окончил курс на медицинском факультете в Дерптском (Тартусском) университете со степенью доктора медицины (1832) и был направлен на работу в Петербург. Начинал службу батальонным врачом в лейб-гвардии Гренадерском полку, работал в госпиталях гвардейского корпуса. Заведовал (до конца жизни) госпиталем лейб-гвардии Конного полка. В 1849 г. получил звание лейб-медика. В 1856 г. был произведен в действительные статские советники, а в 1867 г. – в тайные. Состоял почетным членом Военно-медицинского ученого комитета и совещательным членом Медицинского совета при Министерстве внутренних дел.

Кареллю принадлежит организация санитарных рот в русской армии и почин в основании Общества Красного креста. По его инициативе в 1867 г. было основано Общество попечения о раненых и больных воинах, которое позже переименовано в Российское общество Красного креста.

Карелль первый ознакомил русских врачей с наложением крахмальной повязки при переломах костей. Ввел и разработал систему молочного лечения, и его трактат о лечении молоком переведен на все европейские языки. Доклад «О молочной диете» прочитан в Обществе немецких врачей в Санкт-Петербурге. Молочная диета по Кареллю (при сердечной недостаточности) существует и сегодня.

Начиная с 1849 г. Карелль был личным врачом семейства царя Николая I, позднее – Александра II. Известно также, что доктор Карелль лечил Наталью Николаевну Ланскую, присутствовал при ее кончине от крупозного воспаления легких.

Карель – кавалер многих орденов, в том числе ордена св. Андрея Первозванного.

 

Клейнмихель Петр Андреевич

30.11.1793–3.02.1869

Клейнмихель Петр Андреевич – граф, генерал от инфантерии (1841), сенатор. В 1842-1855 гг. главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями Российской империи, руководил постройкой Николаевской железной дороги.

Воспитывался во 2-м кадетском корпусе. Выдвинулся благодаря Аракчееву, при котором состоял адъютантом, а затем начальником штаба военных поселений. В 1826 г. Клейнмихель назначен генерал-адъютантом и членом комиссии по составлению Устава пехотной службы. Пользовался особым доверием и расположением императора Николая I.

Клейнмихель принимал участие в работах многих комиссий, назначенных императором Николаем Павловичем для изучения или для реформирования разных частей армии и флота. В 1838 г. Петру Андреевичу поручили заниматься перестройкой Зимнего дворца после пожара, что он и исполнил с замечательной быстротой. По этому случаю в честь Клейнмихеля была выбита золотая медаль с надписью: «Усердие все превозмогает»; этот девиз включен и в его герб. Казенные постройки во времена Клейнмихеля возводились быстро, но обходились чрезвычайно дорого и государству, и народу. Так, при строительстве Николаевской железной дороги погибло много рабочих, не раз там вспыхивали бунты. По восшествии на престол императора Александра II Клейнмихель был уволен от должности. В последние годы жизни Клейнмихель состоял членом Государственного совета.

У Н.А. Некрасова в стихотворении «Железная дорога» есть упоминание о П.А. Клейнмихеле.

Супруга Петра Андреевича, графиня Клеопатра Петровна Клейнмихель, рожд. Ильинская (17.10.1811–17.01.1865) – статс-дама, кавалерственная дама ордена св. Екатерины (малый крест), председательница Патриотического общества.

 

Кочубей Михаил Викторович

1.06.1816–8.01.1874

Кочубей Михаил Викторович – князь, тайный советник, шталмейстер, гофмаршал, Подольский губернский предводитель дворянства.

Михаил Викторович – сын Государственного канцлера внутренних дел кн. В.П. Кочубея. М.В. Кочубей сохранил по себе память, как строитель (1853–1857) «Дома с маврами» в Петербурге (ныне Конногвардейский бульвар, д.7). Особняк (арх. Г.Э. Боссе) в 1987 г. взят под охрану, как объект культурного наследия федерального значения.

Супруга, Кочубей Мария Ивановна, рожд. кн. Барятинская (1818–1843) скончалась от лихорадки спустя 18 мес. после свадьбы.

Над могилою супруги князь построил каменный храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы (Кочубеевская церковь). Первоначальный проект разработал (1844) придворный зодчий Р. И. Кузьмин, взявший за образец флорентийский баптистерий, в создании церкви принимали также участие Г.Э. Боссе, Л.Я. Тиблен. Освящена церковь с семейной усыпальницей Кочубеев 4 августа 1863 г. архимандритом Игнатием в присутствии княжеской семьи. Церковь была взорвана в 1960-х гг.

В Великом Новгороде на Памятнике «1000-летие России» среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории (на 1862 год) есть фигура В.П. Кочубея, отца М.В. Кочубея.

 

Кушелев Григорий Григорьевич

9.03.1802–9.02.1855

Кушелев Григорий Григорьевич – граф, генерал-лейтенант, директор артиллерийского департамента, член Военного совета.

Григорий Григорьевич – второй сын графа Г.Г. Кушелева (старшего), русского государственного, военного деятеля, адмирала и внук графа И.А. Безбородко.

Граф Г.Г. Кушелев владел усадьбами Полюстрово и Лигово. В хозяйственном отношении это были образцовые имения. Агрономическую славу составили также опыты (проводились в Лигово) по проращиванию пшеницы, найденной в древнеегипетских захоронениях в Фивах.

Внук Кушелевых, сын их воспитанницы, Марии Григорьевны Голицыной (1841–1901), Борис Борисович Голицын стал впоследствии русским физиком, изобретателем первых сейсмографов и директором Экспедиции заготовления государственных бумаг (Гознак).

После смерти супруга его вдова Екатерина Дмитриевна Кушелева, урожд. Васильчикова (1811–1874), построила над могилой покойного графа каменную церковь (1857). Проект церкви в византийском стиле выполнен архитектором А.И. Штакеншнейдером. Длина церкви 11,5 саженей (21,4 м), ширина 4,5 сажени (8,4 м). Храм освящен во имя Святителя Григория Богослова 11 мая 1857 г. Роспись была доверена художнику Р.Ф. Виноградову. В церкви был двухъярусный иконостас, образа которого написаны на золотом фоне. В центре храма – спуск в усыпальницу, облицованную белым мрамором. Церковь была закрыта в 1919 – 1920 гг. Церковь святого Григория Богослова (Кушелевская) – это одно из лучших творений архитектора А. И. Штакеншнейдера, церковь сохранилась, хотя и в переделанном виде.

 

Лейхтенбергский Николай Максимилианович

23.07.1843–25.12.1890

Лейхтенбергский Николай Максимилианович – князь Николай Максимилианович Романовский, 4-й герцог Лейхтенбергский, 4-й принц Богарне, член Российского Императорского дома. Генерал от кавалерии, генерал-адъютант. Геолог и минералог. Президент Императорского Санкт-Петербургского Минералогического общества.

Николай – старший сын герцога Максимилиана Лейхтенбергского и великой княгини Марии Николаевны, внук императора Николая І. Воспитателем герцога Николая Лейхтенбергского был адъютант его отца Ф. Д. Алопеус. С детства Николай отличался незаурядными способностями, занимался с лучшими педагогами (В. И. Классовский, М. И. Драгомиров, М. С. Куторга, И. Е. Андреевский, Н.И. Кокшаров, Н.Н. Зинин и др.); прошел университетский курс. Позднее Николай Максимилианович скажет о своих учителях следующее: «…мне хочется утроить мои усилия для пользы общества, для науки, чтобы со временем, не краснея, можно было братски пожать руку каждого из Вас, почтенных деятелей науки».

Молодой герцог был слаб здоровьем, перенес четыре хирургические операции у ортопедов за границей. Спас его великий русский хирург Н. И. Пирогов, заявивший на консилиуме матери Николая: «Если бы это был мой сын, я бросил бы все машины и стал развивать его гимнастикой». Так и было сделано. В результате постоянных упражнений герцог Николай довел себя до физического совершенства. По воспоминаниям о нем, герцог обладал «замечательной ловкостью и силой, первый в Питере верховой ездок и конькобежец, отличный стрелок».

В 1859 г. Николай поступил на действительную военную службу, но продолжал усиленные научные занятия. Особенно глубоко Николай интересовался, как и его отец, минералогией. И многое сделал для развития этой науки.

Николай Максимилианович собрал замечательную коллекцию минералов, публиковал в «Записках Санкт-Петербургского Минералогического Общества» научные статьи по вопросам минералогии. Отдельной брошюрой вышла его статья «О падающих звездах». В 1865 г. он стал президентом Императорского минералогического и почетным президентом Императорского технического обществ. В 1866–67 гг. герцог в обществе Н. И. Кокшарова и Н. Н. Зинина совершил две экскурсии в центральные губернии России и на Урал. Их результатом явился отчет, который послужил основанием для проведения многих преобразований по горной части.

Геологические исследования в России носили разрозненный характер, Николай Максимилианович добился выделения ежегодных субсидий. Началось систематическое изучение почв России, ежегодно снаряжаются экспедиции, составляются карты отдельных областей, учреждается особая комиссия для обработки результатов исследований. В 1882 г. создается Правительственный комитет для составления общей геологической карты России. Печатные труды минералогического общества стали издаваться на трех языках: немецком, французском, русском (ранее на немецком языке). На его личные средства была учреждена Николае-Максимилиановская медаль и стипендия, ежегодно присуждавшаяся авторам лучших работ по минералогии, геологии и палеонтологии. Дружеские отношения связывали ученого с Менделеевым и Тимирязевым.

Личные обстоятельства заставили Николая Максимилиановича вновь надолго покинуть Россию. Его роман с Надеждой Сергеевной Акинфовой наделал много шуму при дворе. Женой своего внучатого племянника, гвардии полковника В. Н. Акинфова, был серьезно увлечен канцлер Горчаков. В нее был влюблен Ф. И. Тютчев, посвятившей ей цикл из девяти стихотворений. Неравный брак был заключен лишь в 1878г. после того, как Надежда Сергеевна получила, наконец, развод от В.Н. Акинфова. Александр III не дал согласия на признание фамилии Лейхтенбергских за рожденными вне брака детьми: Николаем и Георгием, но законность брака признал. Надежда Сергеевна Акинфова получила титул графини и фамилию Богарне.

С началом Русско-турецкой войны Николай Максимилианович немедленно вернулся в Россию и вступил в действующую армию. Он был шефом драгунского Киевского своего имени полка, числился в лейб-гвардии Преображенском и Конно-гренадерских полках, а также в Стрелковом батальоне Императорской фамилии. Награжденный высшими российскими и иностранными орденами, jy более всего гордился боевым орденом «Святого Георгия» I ст. и именным оружием – золотой саблей с надписью «За храбрость».

После войны семья Николая Максимилиановича долго кочевала по Европе, пока он не стал наследником небольшого баварского поместья Штайн. Здесь выросли его сыновья Николай (1868–1928) и Георгий (1872–1929), их домашнее воспитание доверяли русским учителям.  Позднее оба сына участвовали в Гражданской войне и эмигрировали с остатками армии Врангеля за границу.

«Сожалею от всей души, – писал в 1888 г. Николай Максимилианович Александру III., – что по непонятной зависти моих самых близких родственников мне прегражден был путь к возвращению на постоянное жительство в России с семьей и что этим я лишен был возможности посвятить всю мою жизнь на службе Государю и Отечеству». Причиной раздоров с родственниками стала длительная тяжба по поводу раздела огромного наследства, оставшегося по смерти в 1876г. Марии Николаевны.

Николай Максимилианович скончался в Париже 25 декабря 1890г. после тяжелой болезни (рак горла). Тело герцога было доставлено в Петербург и погребено 12 января 1891г. в Троице-Сергиевой пустыне. Император Александр III в сопровождении многочисленной свиты, членов императорского двора, официальных лиц прибыл на станцию встретить траурный поезд и принять участие в похоронах. Распоряжением императора для членов императорского двора был объявлен 4-х недельный траур, по случаю которого все придворные балы были отменены. К слову сказать, траур пришелся как раз на период рождественских праздников.

В том же году скончалась Надежда Сергеевна Богарне (1840–1891).

Вероятно, старший внук Николая I, как и его брат, Георгий, имел право на погребение в Великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора. Остается загадкой, почему этого не произошло. По одной версии императорский двор так до конца и не простил ему сожительство с замужней женщиной и последующий брак с разведенной. Но можно предположить, что Николай Максимилианович сам отказался от погребения в Петропавловском соборе, так как его супруга не могла быть похоронена рядом с ним.

До конца своей жизни, как свидетельствует французский академик А. Добрэ, герцог оставался «изящен в своих манерах, прост в обращении и отзывчив ко всему доброму и хорошему». Наружностью и характером Николай Максимилианович напоминал своего деда Евгения Богарне, которого называли рыцарем, так как это был единственный из маршалов Наполеона, оставшийся преданным ему до конца.

Николая Максимилиановича можно назвать «рыцарем науки», которой он служил до конца дней своих. Коллекция минералов Николая Максимилиановича принадлежит сегодня музею Горного института. Листая страницы каталога, можно прочесть названия тех или иных минералов с пометкой в скобках: «коллекция Лейхтенбергского».

Николай I подарил Российской науке два славных имени: герцогов Максимилиана и Николая Максимилиановича Лейхтенбергских.

 

Мезенцев Владимир Петрович

22.12.1781 – 2.01.1833

Мезенцев Владимир Петрович – генерал-майор, герой Отечественной войны 1812 г.

Владимир Петрович Мезенцев – из дворян, записан в лейб-гвардии Преображенский полк подпрапорщиком, в 1796 г. произведен в прапорщики. Служил в этом полку до чина полковника (1800). В 1802 г. назначен инспекторским адъютантом к генералу от инфантерии гр. Татищеву. В 1805 г. добился перевода в армию  Кутузова, направленную на соединение с австрийцами, и был назначен в Новгородский мушкетерский полк, затем в Нарвский мушкетерский полк. Принимал участие в сражении под Кремсом. В битве при Аустерлице его полк потерял более 80-ти процентов личного состава, Мезенцев был ранен и попал в плен к французам, где пробыл более двух лет. Возвратившись в Россию (в начале 1808 г.) служил сначала в Азовском, потом в Минском мушкетерском полках. Шефом Пермского мушкетерского полка назначен 22 июля 1808 г. Особо отличился в 1808–1809 гг. в бою под Оровайсом. За умелое руководство левым крылом войск в трехдневных боях при Умео, Севаре и Рагане награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. В кампанию 1812 г. находился со своим полком в составе 15-й пехотной дивизии 1-го отд. пехотного корпуса. За мужество, проявленное в сражении под Клястицами, Мезенцев произведен в генерал-майоры. В бою при Головщине тяжело ранен пулей в голову и почти на год покинул действующую армию. Летом 1813 г. Мезенцев вернулся в строй и возглавил 2-ю бригаду 5-й пехотной дивизии, 14 ноября 1817 г. назначен начальником 5-й пехотной дивизии. 2 января 1826 г. Мезенцев уволен (от службы за ранами) с мундиром и пенсионом полного жалования.

 

Миркович Федор Яковлевич

25.11.1790–6.05.1866

Миркович Федор Яковлевич – генерал от инфантерии, вице-председатель диванов (правительств) княжеств Молдавии и Валахии (с 1828 по 1834 гг.), Гродненский, Минский и Белостокский генерал-губернатор, Виленский военный губернатор, инспектор Военно-учебных заведений, член Комитета о раненых, сенатор.

Из древнего сербского рода. Сын Я.С. Мирковича (1743 – 1817), приехавшего в Россию (1760). Федор Яковлевич Миркович, как и его младший брат Александр Яковлевич (1792 – 1888), окончил Пажеский корпус. Ф.Я. Миркович в 1809 г. вступил в военную службу (из камер-пажей) подпоручиком в лейб-гвардии Конный полк.

В Отечественную войну 1812 г. оба брата вступили в чине поручика. Федор Яковлевич и Александр Яковлевич участвовали в Бородинском сражении, в заграничных походах русской армии. Братья – кавалеры многих орденов.

В 1828 г. за отличие по службе Ф.Я. Миркович произведен в генерал-майоры. В 1835 г. был назначен директором 2-го кадетского корпуса. Произведен в генерал-лейтенанты (1837). С 1840 по 1850 гг. Ф.Я. Миркович – Виленский генерал-губернатор, затем сенатор, член Совета и инспектор Военно-учебных заведений. В 1852 г. произведен в генералы от инфантерии.

Помимо братской дружбы, связывающей Федора и Александра на протяжении всей жизни, объединяло их и то, что они состояли в родственных отношениях с одной ветвью рода Демидовых. Внучка П.Г. Демидова и Е. А. Демидовой Екатерина Александровна Чичерина стала женой Александра Яковлевича, а их внук Денис Алексеевич Демидов был женат на Марии Федоровне Миркович, дочери Федора Яковлевича.

Ф.Я. Миркович оставил после себя интересные записки, которые были напечатаны в  «Русском Архиве»: «Дневник 1812 г.» (1888) и «Из записок Ф. Я. Мирковича» (1890).

Родовым гнездом Мирковичей была усадьба Заполье в Ленинградской области (пос. Володарское, Лужский район), Мирковичи владели ею 80 лет, но в 1883 г. усадьба была продана; роль родового гнезда перешла к усадьбе в Тульской области (с. Николо-Жупань, Одоевский район). В 1930-х там был дом отдыха писателей, где бывали Б. Пастернак, К. Тренев, А. Серафимович.

В настоящее время наследники генерала Мирковича воссоздают эту усадьбу. Там по инициативе О.С. Троицкой-Миркович открыт культурный центр «Усадьба генерала Мирковича».

 

Мятлев Иван Петрович

28.01.1796-13.02.1844

Мятлев Иван Петрович – камергер, поэт.

Происходил из богатой аристократической семьи Петербурга, сын сенатора П.В. Мятлева, возглавлявшего Государственный ассигнационный банк, владельца дома на Исаакиевской площади, а также мызами Знаменка и Новознаменка.

Иван Петрович получил домашнее образование. Служил в Петербурге, подолгу жил за границей. В литературных и великосветских кругах получил известность, как острослов, стихотворец-любитель.

В 1813–1814 гг. (в звании корнета Белорусского гусарского полка) воевал против Наполеона, участвовал в заграничных походах. В 1821 г. Мятлев поступил на службу в канцелярию министра финансов по департаменту мануфактур и внутренней торговли. Дела не обременяли Мятлева, чины и звания шли исправно, и спустя несколько лет он уже стал действительным статским советником и камергером. В 1836 г. он оставил службу, отправился в заграничное путешествие, посетил Германию, Швейцарию, Италию, Францию. Вернувшись в Петербург, открыл в своем доме-музее музыкальные вечера, куда приглашались все приезжие и отечественные знаменитости. Как истинный энциклопедист, Мятлев был покровителем и любителем искусств. В его доме на Исаакиевской площади была устроена замечательная картинная галерея. И.П. Мятлев пользовался, как писал А. Амфитеатров, «всеобщей любовью, всеобщей симпатией, имел репутацию человека весьма доброго, беспритязательного и покладистого... О себе и своем таланте он был самого скромного мнения и, как мы видим, не раз печатно острил над самим собою... Блеск остроумия Мятлева поддерживала его редкая память, укрепленная еще более редкой начитанностью. Его пестрый ум рассыпался фейерверком острот по самым разносторонним областям знаний».

В 1833–1834 гг. с Мятлевым близко сошлись Вяземский и Пушкин. Кому не известен пушкинский отрывок: «Сват Иван! Как пить мы станем…» Впоследствии Пушкин, Вяземский, Мятлев в дружеских, застольных беседах распространили этот отрывок в своеобразное рифмованное поминанье. Эпиграммы Мятлева, эти злободневные стрелы, интересны и сегодня, так как характеризуют во многом то, о чем думало, говорило, чем волновалось и занималось общество Мятлева. А это было общество Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Жуковского, Вяземского. Мятлевские куплеты, экспромты, стихи «на случай» и каламбуры ценили эти поэты-писатели. При этом Иван Петрович, как вспоминал Сенковский: «не сочинял стихов, он импровизировал их, смеялся стихами, шутил рифмой… он просто говорил свои стихи, беседовал стихами. Он говорил эти стихи по целым часам, и вы никогда не утомлялись ими: в такой степени представлял он верный и, следовательно, весьма искусный сколок тону».

В 1834 и 1835 гг. вышли два его сборника, включившие по 14 стихотворений и сопровождавшиеся надписью «Уговорили выпустить». Широкую известность принесли Мятлеву комические и шутливые стихотворения начала 1840-х гг. Была удивительна в этом светском человеке 1830-х, всю жизнь проведшем в петербургских гостиных, чувство народности, которым проникнуты многие его стихотворения («Фонарики-сударики», «Новый год», «Настоечка тройная», «Разговор барина с Афонькой»). С наибольшей силой талант Мятлева проявился в юмористической поэме «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границей – дан л'Этранже» (1840–1844), высмеивавшей невежественное и спесивое русское барство. В поэме Мятлев создал комический, не лишенный сатиры и гротеска образ тамбовской помещицы, путешествующей за границей. Курдюкова и объект сатиры, и литературная маска. Она – олицетворение не только провинциальной русской действительности, но и мира европейских обывателей. Наглая самоуверенность Курдюковой, ее претензии на окончательность и непререкаемость в суждениях, как нельзя лучше выразились в языке и стихе. Мятлев стал предшественником юмористической «фирмы» К.Пруткова.

При жизни Мятлева его знаменитые «Сенсации» выходили трижды, последний раз в год смерти поэта, неожиданно скончавшегося в Петербурге среди масленичных развлечений.

В Троице-Сергиевой пустыни не сохранилась прекрасная ризница и усыпальница Мятлевых, богатой аристократической семьи Петербурга. Но стихи, поэмы, эпиграммы поэта Ивана Петровича Мятлева читают и сегодня. Его стихотворения замечательно певучи, редкое из них не положено на музыку («Ветка» муз. Варламова, «Бывало» муз. Виельгорского и др.). Мятлевский стих «Как хороши, как свежи были розы…», зазвучав в памяти И.С. Тургенева, дал этому лирику настроение для одного из лучших его произведений «Стихотворения в прозе».

Розы

Как хороши, как свежи были розы

В моем саду! Как взор прельщали мой!

Как я молил весенние морозы

Не трогать их холодною рукой!

 

Как я берег, как я лелеял младость

Моих цветов заветных, дорогих;

Казалось мне, в них расцветала радость,

Казалось мне, любовь дышала в них.

 

Но в мире мне явилась дева рая,

Прелестная, как ангел красоты,

Венка из роз искала молодая,

И я сорвал заветные цветы.

 

И мне в венке цветы еще казались

На радостном челе красивее, свежей,

Как хорошо, как мило соплетались

С душистою волной каштановых кудрей!

 

И заодно они цвели с девицей!

Среди подруг, средь плясок и пиров,

В венке из роз она была царицей,

Вокруг ее вились и радость и любовь.

 

В ее очах — веселье, жизни пламень;

Ей счастье долгое сулил, казалось, рок.

И где ж она?.. В погосте белый камень,

На камне — роз моих завянувший венок.

 

1834

 

 

Норов Авраам Сергеевич

22.10.1795–23.01.1869

Норов Авраам Сергеевич – государственный деятель и писатель. Министр народного просвещения (1854–1858). Член Императорской Академии Наук по отделению русского языка и словесности. Председатель Археологической комиссии. Член Государственного совета.

Авраам Сергеевич – выходец из старинного дворянского рода. Учился в аристократическом пансионе при Московском университете. Герой войны 1812 года. Оставив военную службу, перешел к статским делам. Однако основным занятием А.С. Норова была литература. В 1851 г. стал действительным членом Академии наук по отделению русского языка и словесности.

На посту министра народного просвещения (1854–1859) проявил себя либеральным и передовым администратором. По его настоянию была расширена программа классических языков в учебных заведениях России. Принял меры к увеличению численности студентов в университетах, а также к расширению получения образования за границей. Авраам Сергеевич старался облегчить положение печати: расширение разумной свободы печати и устранение вредных крайностей (ходатайствовал о дозволении печати заниматься осуждением проектировавшейся в то время судебной реформы). Норов пригласил Н.И. Пирогова на должность Попечителя Одесского учебного округа и с этого времени начался новый плодотворный период деятельности Пирогова на педагогическом поприще.

А.С. Норов основательно знал отечественную литературу, а также английскую, французскую, немецкую, испанскую, итальянскую. С течением времени составилась знаменитая его библиотека (числом томов, качеством сочинений и редкостью изданий). Во многих журналах печатались переводы, оригинальные стихи Норова. Он был первым русским ученым, умевшим читать иероглифическую письменность. Наибольшую известность Аврааму Сергеевичу принесли его путевые очерки, книги об увлекательных путешествиях по святым местам: «Путешествие по святым местам» (1838), «Путешествие по Египту и Нубии» (1840). Во время странствий Норов изучал и зарисовывал многие древние памятники Египта, побывал в Долине царей, поднимался на пирамиду Хуфу и объехал города, упомянутые в Апокалипсисе. В древних Фивах ученый оказался как раз в то время, когда там откопали статую Мут – Сохмет, богини с головой львицы и женским туловищем. Норов приобрел и доставил в Петербург гранитную (весом в 12 тонн) скульптуру, ставшую предметом гордости отдела Древнего Египта Эрмитажа.

А.С. Норов – один из основателей тайного общества «Союза благоденствия», близкий друг А. С. Пушкина. Познакомился с поэтом на заседаниях Вольного общества любителей словесности, наук и художеств.

Путевые дневники, очерки, книги ученого привлекли внимание русского общества к «библейским странам» и к библейской археологии. Материалы, собранные Норовым, до сих пор сохраняют ценность, т.к. многие памятники, которые он видел, сегодня утрачены. А.С. Норов по праву может считаться зачинателем русской библейской археологии. С 1851 г. он – председатель археографической комиссии (изучение исторических документов и памятников). Комиссия под его председательством издала 35 томов важнейших исторических актов. Также к числу его высших достижений относят полный перевод Анакреона. Последним печатным изданием Норова были замечания по поводу произведения Л.Н. Толстого «Война и мир».

А.С. Норов высоко ценил сочинения Игнатия Брянчанинова, настоятеля пустыни, и писал, что его книги будут лежать на столе у всех, ищущих спасения души: «Ваши ''Аскетические опыты'' есть перл многоценный в нашей духовной литературе; я говорю, многоценный, недаром, ибо этот труд для нас совершенно нов, и несмотря на строгость своего аскетизма, сладок и отраден для души и сердца, особенно для тех, которые, живя среди мира, познали уже всю его тщету, книги Ваши будут настольные, руководящие и укрепляющие в борьбе с суетным миром».

Сегодня в Петербурге на памятной доске (дом по ул. Зодчего Росси, 1/3) можно прочесть в списке Министров просвещения и фамилию Норов.

 

Ольденбургский Петр Георгиевич

14.08.1812–2.05.1881

Принц Ольденбургский Константин-Фридрих-Петр Георгиевич, член Российского Императорского Дома, российский военный и государственный деятель.

Ольденбургский Петр Георгиевич – генерал от инфантерии, шеф Стародубского Кирасирского его имени полка, член Государственного совета и председатель департамента гражданских и духовных дел, главноуправляющий IV Отделением Собственной Е.И.В. Канцелярии, почетный опекун и председатель Санкт-Петербургского Опекунского Совета, главный начальник женских учебных заведений Ведомства Императрицы Марии, попечитель Императорского Училища Правоведения, Санкт-Петербургского Коммерческого Училища, Императорского Александровского лицея, президент Императорского Вольного Экономического Общества, почетный член различных ученых и благотворительных обществ и др.

Петр Георгиевич Ольденбургский приходился (по матери) двоюродным братом императору Александру II, по отцу – двоюродным братом Великому герцогу Николаю Фридриху Петеру, правившему Ольденбургом (1853– 1900).

В конце 1830 г. Ольденбургский был вызван императором Николаем I (принц воспитывался у деда в Ольденбурге) на русскую службу и зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк. На военной службе отличался гуманным отношением к солдатам. Заботился о солдатском быте, обучении грамоте. По его почину в Преображенском полку была устроена школа, он принял ее под свой ближайший надзор.

В 1834 г. принц оставил военную службу. Поводом к переходу на гражданскую службу был следующий случай. По служебной обязанности принцу пришлось присутствовать при телесном наказании женщины (палочные удары). Возмущенный такой картиной, принц заявил тогдашнему министру внутренних дел графу Блудову, что никогда не примет участия в распоряжениях такого рода, поскольку такие наказания не должны быть у сколько-нибудь просвещенного народа.

Подлинным призванием Петра Георгиевича стала благотворительность, развитие просвещения и здравоохранения. По инициативе принца и при его деятельном участии было основано Училище правоведения, первое в России высшее юридическое заведение (1835). В течение 37 лет Ольденбургский был попечителем Императорского Александровского лицея. Просвещенное покровительство принца способствовало тому, что эти учебные заведения готовили «образованных и сведущих» чиновников, «добросовестных и надежных слуг престолу и отечеству».

С 1850 г. и до конца своих дней Петр Георгиевич был Главноуправляющим IV отделением собственной Е. И. В. Канцелярии, занимался женским воспитанием и образованием в учреждениях Ведомства императрицы Марии. Введение правильно устроенного семилетнего общеобразовательного учебного курса в женских институтах и женских гимназиях положили прочное основание дальнейшему развитию общего женского образования в России. Итогом этой деятельности явилось то, что за годы его управления количество подведомственных принцу воспитательных заведений возросло со 104-х до 496-ти. Постановка учебно-воспитательного дела в ведомстве превосходила постановку того же дела за границей, иностранцы давали самые лестные отзывы. Петр Георгиевич Ольденбургский лично разрабатывал проекты этих учреждений, поддерживал личными средствами, составлял уставы, программы обучения и воспитания. Так, в «Наставлении для образования воспитанниц женских учебных заведений» (1852) он писал: «…развивать силы [воспитанниц] нравственные и физические, преподавать кратко, ясно и занимательно, возбуждая любовь к наукам, особенно к родному русскому языку».

Принц заботился и об улучшении внутренней жизни институтов, воспитанниц: исчезло затворничество институток, были разрешены отпуска на летние каникулы, Рождество и Пасху. О Петре Георгиевиче сохранились такие воспоминания от его воспитанниц: «Все мы имели в нем доброго гения, высокого покровителя и ходатая. Он знал всех нас, и детей и классных дам — всех любил, для всех был доступен, бесконечно добр и милостив. Во всех горестях, нуждах каждая могла обращаться к нему с надеждой на участие и влиятельное ходатайство, находила сочувствие в его глубоко сострадательной и отзывчивой душе».

Петр Георгиевич работал для распространения высшего специального, художественного, профессионального образования. Так, к примеру, он организовал при некоторых институтах специальные музыкальные классы, которые дали возможность образования многим учительницам музыки в то время, когда и речи еще не было об устройстве музыкальных консерваторий. В Училище правоведения, по свидетельству бывшего правоведа В.В. Стасова, часто приглашались знаменитые музыканты и певцы. Из среды правоведов вышли даровитые музыканты и композиторы (П.И. Чайковский, А.Н. Серов и др.).

Много заслуг имел принц на поприще просвещения и здравоохранения. Его средствам и активному попечению обязаны своим возникновением и развитием Женский институт принцессы Терезии Ольденбургской, Мариинское женское училище, Воспитательный дом, приюты, школы и пр.

В 1844 г. им была основана первая в России Свято-Троицкая община сестер милосердия; в 1858 г. открыта Мариинская больница, через одиннадцать лет (1869) отрылась детская больница, где впервые в истории отечественной медицины осуществлялось размещение пациентов по профилю заболевания (с 1918 г. больница носит имя педиатра К. А. Раухфуса).

В 1880 г. принцем Ольденбургским было создано Русское общество международного права, в основании которого положена высокая гуманная идея, а именно – содействовать развитию международного права, залога процветания и благоденствия общества.

После кончины Петру Ольденбургскому был воздвигнут памятник перед зданием Мариинской больницы на Литейном проспекте и с надписью «Просвещенному благотворителю принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому» (1889). Через три года в честь столетия со дня рождения, часть набережной реки Фонтанки была названа его именем: «Набережная принца Петра Ольденбургского».

Петр Георгиевич был похоронен рядом со своей супругой принцессой Терезией-Вильгельминой-Шарлоттой Ольденбургской, рожд. Нассау-Вейльбургской (1815–1871), в фамильной усыпальнице принцев Ольденбургских.

На надгробной плите – эпитафия (сочинена принцем):

 

Правду я говорил без боязни властителям мира.

Ближнего благо и горе было святынею мне,

О, вразуми ты, мой Бог, и власти, и мудрость земную,

Дай человечеству мир, влей благость в людские сердца!

 

В 1917–1918 гг. усыпальница Ольденбургских была разграблена и уничтожена. В 1930-х гг. снесли памятник на Литейном проспекте, не стало имени Ольденбургского и в названии набережной.

Через много лет на территории возрождающегося монастыря была установлена (1998) мемориальная плита с именами погребенных там восьми членов семьи принцев Ольденбургских. К 200-летию принца П.Г. Ольденбургского рядом с плитой установлен (2012) бюст работы скульптора С.В. Иванова.

Дело выдающегося благотворителя продолжили его потомки. Принц Александр Петрович Ольденбургский (1844–1932) заменил отца на посту попечителя учебных и медицинских учреждений. Он основал Народный дом имени Николая II для рабочих Петербурга (сегодня там располагается Мюзик-холл). На собственные средства и при поддержке государства Александр Петрович создал (1890) первый в Европе и в России Императорский институт экспериментальной медицины. И.П. Павлов в лабораториях института провел свои знаменитые исследования по физиологии пищеварения, получил в 1904 г. Нобелевскую премию и всемирную известность. Активному участию Александра Петровича обязано функционирование Гагринской климатической станции. Ольденбургский был попечителем Общества охранения народного здравия. Он был избран почетным гражданином Санкт-Петербурга и города Царицыно. Высочайшим указом ему был пожалован (1914) титул Императорского высочества. Супруга Александра Петровича, принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская (1845–1924) также активно занималась благотворительностью.

Ольденбургские – это целая эпоха истории русской гражданственности.

 

Панин Виктор Никитич

28.03.1801 – 12.04.1874

Панин Виктор Никитич – действительный тайный советник, министр юстиции Российской империи (1841–1862), генерал-прокурор и член Государственного совета, почетный член Петербургской Академии наук.

В 1861 г. работал в составе Главного комитета об устройстве сельского состояния. За государственную деятельность награжден всеми высшими российскими орденами. Занимался научными изысканиями, опубликовал ряд исторических работ. Свою богатую библиотеку он пожертвовал Московскому Публичному и Румянцевскому музеям.

От брака с гр. Натальей Павловной Тизенгаузен (1810–1899), дочерью сенатора, действительного тайного советника гр. П.И. Тизенгаузена, имел четырех дочерей и сына, Владимира.

Дочь Владимира Викторовича и Анастасии Сергеевны, урожд. Мальцовой, Софья Владимировна Панина (1871–1956) – выдающаяся общественная и политическая деятельница начала XX в., основала «Лиговский народный дом» (1903), была единственной женщиной во Временном правительстве, а во время гражданской войны входила в состав Деникинского гражданского правительства. Умерла в эмиграции.

 

Потемкина Татьяна Борисовна

30. 01. 1797–1.07.1869

 Потемкина Татьяна Борисовна, урожд. княжна Голицына – статс-дама, православная подвижница и благотворительница, устроительница крымского имения «Артек».

В 1827 г. она приняла на себя обязанности председательницы Санкт-Петербургского Дамского попечительного о тюрьмах Комитета и исполняла эти обязанности в продолжение 42-х лет, заботилась об улучшении положения заключенных, предлагая им и духовные утешения, и материальную помощь. Т.Б. Потемкина содержала на свои средства приюты для детей, богадельни и приюты для призрения дряхлых и больных, для кающихся падших женщин. В учебных заведениях она открыла вакансии для сирот, а в Гостилицах, в своем имении близ Петербурга, устроила ланкастерскую школу. В собственном доме Татьяна Борисовна вместе со своим супругом давала приют многим бедным, которых поддерживала до приискания мест, всегда готова была принять, выслушать каждого прибегавшего к ее покровительству и помочь ему.

Татьяна Борисовна много заботилась о поддержании благолепия храмов, об устройстве новых церквей, а также о распространении православия, для чего собирала деятелей духовных миссий (для совещаний) у себя на Миллионной улице, 22.

Она делала щедрые пожертвования на церкви и монастыри. На свои средства восстановила (1844) Святогорскую обитель (ныне – Лавра) в Харьковской губернии.

Похоронена вместе с мужем, Александром Михайловичем Потемкиным (1787–1872). А.М. Потемкин – сын генерал-поручика Михаила Сергеевича Потемкина, Санкт-Петербургский предводитель дворянства.

Татьяна Борисовна часто посещала Троице-Сергиеву пустынь, много жертвовала туда. Она была хорошо знакома с Игнатием Брянчаниновым.

Из воспоминаний Т.Б. Потемкиной:

 

«…Брянчанинова знавала я еще офицером корпуса инженеров, он был любимцем Государя. ...Безуспешны были все попытки Государя и Великого Князя Михаила Павловича отговорить Брянчанинова от поступления в монашество: он бросил свою блистательную карьеру служебную и ушел в Свирский монастырь к старцу Леониду. Говорили потом, что некоторые видели Брянчанинова возницею о. Леонида, приезжавшего зачем то в столицу. После того долгое время ничего не было о нем слышно. Помню, однажды, когда была я в покоях покойной Государыни Императрицы Александры Федоровны, с веселым видом вошел к ней покойный Государь и сказал: ''Брянчанинов нашелся: я получил о нем хорошие вести от митрополита Московского. Быв хорошим офицером, сделался он хорошим монахом: я хочу его сделать настоятелем Сергиевой пустыни''. Вскоре все заговорили в столице о новом настоятеле Сергиевском, любимце Государя, весьма опытном в жизни духовной. <…> Впоследствии довольно часто он нас посещал. Духовный был человек; он умел держать себя во всяком обществе, но вместе с этим умел также всякую беседу сделать душеполезною. Коротко знакомый с учением свято-отеческим, сообщал он разговорам своим и суждениям дух этого учения. Многие тогда удивлялись о. Игнатию: как он, подвижник и молитвенник, не чуждался с тем вместе общества, бывал приятным собеседником людям светским, умел возбуждать в них к себе доверие и действовать на них ко благу душевному. Видя в нем не столько лицо духовное, сколько доброго знакомого, равного по уму и образованию, многие, весьма не расположенные к иночеству люди, любили бывать у него в обители и видеть его в домах своих, что незаметно склоняло их к благочестию. Благочестие был целью и основою всех бесед о. Игнатия, и самый светский разговор старался он всегда свести к душеназиданию своих слушателей, нередко заставляя задумываться самых беззаботных…»

 

Из письма святителя Игнатия Брянчанинова к Т.Б. Потемкиной:

 

«…Примите мое усерднейшее поздравление с наступающим новым годом и вместе с приближающимся днем вашего Ангела. Господь да благословит всю жизнь вашу, да сказует сердцу вашему Свою святую волю, благую и совершенную. Преуспевайте, преуспевайте в делах милосердия! Здешняя жизнь – точно поле, усеянное различными посевами хлеба и овощей, усаженное многочисленными, разнородными плодовитыми деревьями и кустарниками; люди – точно делатели; один способен водиться за виноградными лозами, другой за овощами, иной сеять хлеб, иной орать землю, иной – лишь исторгать терние. Каждый да трудится в том участке добродетелей, к которым он способен, к которым призван Богом, являющим призвание Свое разумному созданию теми способностями душевными, теми средствами, которые Он даровал этому созданию. Прекрасен участок, нива милосердия вещественного; делатель его вместе и подвизается и наслаждается…» 

 

Суворов-Рымникский Александр Аркадьевич

1.06.1804–31.01.1882

Суворов Александр Аркадьевич, князь Италийский, граф Рымникский – генерал от инфантерии, генерал-адъютант, Лифляндский, Эстляндский, Курляндский генерал-губернатор и военный губернатор Риги, член Государственного совета, Санкт-Петербургский военный генерал-губернатор (1861–1866).

Александр Аркадьевич – внук генералиссимуса А.В. Суворова. Отец А.А. Суворова, генерал-лейтенант Аркадий Александрович Суворов, погиб при переправе через реку Рымник (1811). Александр Аркадьевич воспитывался за границей, закончив образование в Геттингенском университете. В 1824 г. он вернулся в Россию, зачислен юнкером в лейб-гвардии Конный полк. Проходил по делу декабристов, был арестован, но вскоре освобожден. Участвовал в персидской кампании, где отличился при осаде и взятии крепости Сардарабад и был произведен в поручики, награжден орденом св. Владимира 4 ст. с бантом и золотой шпагой с надписью «За храбрость». Во время русско-турецкой войны Суворов-Рымникский находился при особе Государя (флигель-адъютант Николая I). За боевые заслуги он произведен в штабс-ротмистры и награжден орденом св. Анны 2 ст. Участвовал в подавлении польского восстания (1830). В 1831–1832 гг. Суворов-Рымникский – командир гвардейского батальона, в 1839–1842 гг. – командир Фанагорийского гренадерского полка, затем командир бригады, с 30 августа 1839 г. – генерал-майор свиты, с 25 июня 1846 г. – генерал-адъютант, в 1847–1848 гг. – Костромской губернатор. В 1848 г. Александр Аркадьевич назначен Лифляндским, Эстляндским и Курляндским генерал-губернатором. На этой должности Суворов-Рымникский пробыл 14 лет и сделал много полезного для края. В 1854 г. с началом войны (с англо-французской коалицией) Суворов-Рымникский был назначен командующим войсками Рижской губернии. За успешное руководство войсками края во время войны награжден орденом св. Александра Невского, произведен в генералы от инфантерии и назначен шефом Ряжского пехотного полка.

С апреля 1861 г. А. А. Суворов-Рымникский  – член Государственного совета, в том же году назначен Санкт-Петербургским военным генерал-губернатором; после упразднения этой должности стал генерал-инспектором всей пехоты (с 1866 г.).

Во время русско-турецкой войны (1877–1878) Александр Аркадьевич находился при императоре Александре II. После убийства 1 (13) марта 1881 г. императора Александра II Суворов-Рымникский вышел к народу и сообщил всем собравшимся у Зимнего дворца о кончине Государя.

С 1869 г. по 1882 г. А.А. Суворов-Рымникский – президент Императорского Вольного экономического общества. Избирался почетным членом Петербургской Академии наук, действительным членом Императорского Человеколюбивого общества, председателем Российского общества покровительства животных. А.А. Суворов-Рымникский являлся почетным гражданином Рыбинска, Тихвина, Новой Ладоги, Боровичей.

Свое богатейшее собрание книг завещал Императорской Публичной библиотеке.

Удостоен всех высших российских орденов, в том числе ордена св. Андрея Первозванного (1853).

 

Сулима́ Николай Семенович

13.01.1777 – 21.10.1840

 

Сулима́ Николай Семенович – военный и государственный деятель, герой войны 1812 г., генерал-лейтенант, генерал-губернатор Восточной Сибири (1833–1834), генерал-губернатор Западной Сибири (1834–1836), член Военного совета и Совета государственного контроля.

Николай Семенович Сулима – из дворян Малороссийской губернии, сын надворного советника С.С. Сулимы и кн. М.В. Несвицкой. Сулима – дед  П.А. Кропоткина.

В 1791 г. Сулима поступил в Сухопутный Шляхетский кадетский корпус; через год записан в лейб-гвардии Преображенский полк, переведен сержантом в лейб-гвардии Семеновский полк.

В войне 1812 г. назначен командиром Таврического гренадерского полка, с которым участвовал в составе корпуса генерала Тучкова. За бой при Бородине Сулима произведен в генерал-майоры и вступил в командование бригадой. В бою при Красном взял в плен более тысячи человек, награжден орденом св. Георгия III степени. Сулима участвовал в заграничном походе 1813–1814 гг. Сражался при Люцене, Кенигсберге, Бауцене, Кульме, Дрездене, Лейпциге. Награжден золотой шпагой «За храбрость». В турецкую кампанию участвовал в переправе через Прут и Дунай, за сражение под Силистрией награжден второй золотой шпагой «За храбрость». Участвовал в подавлении польского восстания (1831). В 1832 г. Сулима назначен председателем Варшавского верховного уголовного суда.

В 1833 г. Н.С. Сулима назначен генерал-губернатором Восточной Сибири. В 1834 г. командовал Отдельным Сибирским корпусом. С 1834 г. находился в должности генерал-губернатора Западной Сибири. Уволен по болезни с назначением членом Военного совета и Совета государственного контроля.

 

 

Толстая Александра Андреевна

17.07.1817–31.03.1904

Толстая Александра Андреевна – графиня, камер-фрейлина Высочайшего двора, кавалерственная дама (ордена св. Екатерины, малого креста), воспитательница царских детей, благотворительница, писательница и мемуаристка.

Александра Андреевна – двоюродная тетушка Л.Н. Толстого. Отец Александры Андреевны приходился родным братом деду Толстого, Илье Андреевичу.

Отношения Александрин и Льва Толстого были шире, многообразнее обычных родственных. «Дорогой друг, милая покровительница души», – так к Александрин обращался Толстой. Дружба продолжалась почти полвека, столько же они переписывались. «Переписка Л.Н. Толстого с графиней А.А. Толстой» была впервые издана в 1911 г. (Петербург), книга стала библиографической редкостью. Ум, образованность, эрудиция, духовная самостоятельность, литературно-художественный дар – читаются в строках ее писем к Толстому. Как о лучшем материале для биографии, отзывался о переписке великий писатель земли русской.

В 2011 г. письма Толстых друг другу были переизданы (Москва) с включением ранее не публиковавшейся переписки; в издание вошли письма в переводе с французского языка Л.В. Гладковой и биографический очерк Н.И. Азаровой.

Толстой не раз приезжал в Петербург, рассчитывая на свидания с Александрой Андреевной. Он обращался к ней с разными просьбами, по делам родных, близких; просил ходатайства за людей, гонимых из-за убеждений, просил за политических, за духоборов.

Толстая поддерживала писателя в его творческих исканиях, помогала также с архивными источниками. Из разговоров, писем, общения с ней, приближенной ко Двору, рождалось у Толстого тончайшее знание столичной жизни, светского общества.

Александра Андреевна Толстая была (с 1846 г.) фрейлиной великой княгини Марии Николаевны, дочери императора Николая I. Обязанности по воспитанию ее детей делились между сестрами Толстыми: Александра Андреевна состояла наставницей при Марии Максимилиановне, Елизавета Андреевна – при Евгении Максимилиановне. В 1866 г. Толстая получила новое назначение, она стала фрейлиной императрицы Марии Александровны и наставницей великой княжны Марии Александровны, единственной дочери императора Александра II. По окончании воспитания великой княжны Александра Андреевна Толстая «в воздаяние отлично-усердного исполнения обязанностей» была удостоена особого рескрипта государя и принята в число дам императорского ордена св. великомученицы Екатерины (малый крест).

Александра Андреевна была прекрасной воспитательницей, понимала душу ребенка. С Толстым не раз они обсуждали эту тему, оба придерживались свободной системы воспитания. Толстая знала из своего собственного опыта, что очень важно детей «готовить самым настойчивым образом к жизненной борьбе».

Уже на склоне лет Толстая занялась литературой. В тени великого родственника она писала под псевдонимом; в ее мемуарах, русской и французской прозе отразилась жизнь русского Двора и события, происходившие на ее глазах за время царствования четырех императоров. Толстая была дружна со многими писателями, они не раз обращались к ней «в минуту жизни трудную» с различными просьбами и ходатайствами. Александра Андреевна дружила с И. С. Тургеневым, И. А. Гончаровым, А. К. Толстым, хорошо знала А.С. Хомякова, П.Я. Чаадаева, М.Н. Загоскина, Н.Ф. Павлова. С детства была знакома с А. С. Пушкиным, В. А. Жуковским, М. Ю. Лермонтовым, Ф.И. Тютчевым. Толстая оставила свои воспоминания о встрече с Ф. М. Достоевским.

Но совсем немногие знали в свое время и знают сейчас о том, сколько сделала Александра Андреевна на ниве благотворительности, сколько любви и участия проявила она в женских и детских судьбах! С Александрой Андреевной Толстой была тесно связана деятельность Петербургского Дома Милосердия. Это православное учреждение (1864–1917) для падших женщин, малолетних проституток, находилось под покровительством дочери Николая I, великой княгини Марии Николаевны, а после ее смерти под покровительством дочери, принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской. Толстая была Попечительницей Отделения для несовершеннолетних (1864–1874), Председательницей Совета Дома Милосердия (1874–1881).

Как указывалось в одном из отчетов (возможно, от А.А. Толстой) Дома Милосердия: «…расстроенное здоровье призреваемых, соединенное с привычкой к жизненной праздности и беспорядочности, с слабоволием, обидчивостью и нервозностью – все это усложняло и затрудняло дело перевоспитания…но Совет Дома убежден, что и для тех призреваемых, которые по выпуску из Дома Милосердия впадают снова в разврат, пребывание в Доме останется полезным на всю их жизнь. Человек, задержанный во время своего падения с высоты, не расшибется так сильно, – до потери человеческого образа, как тот, кто падает в бездну без задержки. И эта, вновь падшая в воспоминаниях о своей жизни в Доме Милосердия, Бог даст, почерпнет новые силы встрепенуться и снова вырваться из тины разврата…»

Толстая была убеждена, что если «потухнет свешник этого Дома, погибнет во тьме много блуждающих, которым нужен этот свешник». Александра Андреевна была верующей, убежденной православной, ее всегда отличало глубокое христианское настроение. «Светлый ангел», – так ее называл архимандрит Иоанн (Шаховской) и она, по его убеждению, «сохранила и взрастила в своей душе всю чистоту веры и просвещенного православия…»

Церковь Дома Милосердия сохранилась – это храм Преображения Господня в Лесном (ул. Орбели, 25). Трудами о. Михаила (Груздева) и многих добрых людей храм восстановлен, идут в нем богослужения.

В биографии А.А. Толстой есть и такой факт. В начале своего фрейлинского служения А.А. Толстая и А.Ф. Тютчева помогали Дивеевскому монастырю в создании его знаменитой художественной школы.

Александра Андреевна Толстая стояла у истоков создания института Красного Креста, участвовала в работе Санкт-Петербургского Дамского Лазаретного Комитета, Общества попечения о больных и раненых воинах. Знала Н.И. Пирогова, переписывалась с его супругой.

Благодаря организованному ею благотворительному фонду практически в собственность была отдана ею земля крестьянам во Владимирской губернии (ее бывшие крепостные). При этом она всегда откликалась на просьбы «ходоков» оттуда пожертвовать на устройство школы, больницы, по случаю пожара или неурожая и т.п. Да и в самом Петербурге Александру Андреевну знала многая беднота, из «нуждающихся», и преимущественно женщин. При этом она всегда избегала посылать пособия (назначала время придти к ней), не принадлежа к числу тех великосветских дам, о которых говорят «известная благотворительница». Ей так было важно помочь и словом, и сердечным участием. Также по делам милосердия и благотворительности Александру Андреевну можно было видеть в больницах для бедных и тюрьмах.

С теплотой и вниманием относилась Александра Андреевна к семье Льва Николаевича. Она не имела своей семьи, через всю жизнь пронесла любовь к Василию Алексеевичу Перовскому (1794–1857), человеку яркому, самобытному, благородному; герою Бородина, Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору. Проявляя воистину христианское милосердие и заботу, приехала одной из первых к Перовскому, умирающему в Крыму. Она же спасла многие письма из его переписки (В.А. Жуковский, А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь и др.).

У Александры Андреевны не было детей, в ее честь была названа Александрой младшая дочь Льва Николаевича. Распорядившись ритуалом крестин, Александра Андреевна стала ее крестной матерью. Александра Львовна достойно будет сохранять наследие отца, великого Толстого, до конца своих дней.

Александра Андреевна Толстая умерла в возрасте 86 лет, пережив почти всех родных. В тот год (апрель 1904 г.) в газете «Гражданин» появились такие строки от кн. Мещерского: «…в этот гроб слегла, после долгой жизни, не одна из многих, не простой титулованный обломок старины, но одна из немногих прекрасных русских женщин и один из немногих прекрасных образцов, если можно так выразиться, идеальной придворной женщины».

«Любить добро для добра, а не в воображении, не убаюкивать свою совесть идеальными планами», – просила нас прекрасная русская женщина Александра Андреевна Толстая. Как завещание читаются ее строки: «Пятеро детей Александра II и Императрицы Марии Александровны занимают в моей душе главное место, но и другие, конечно, являются предметом моего горячего участия и интереса. Я иду еще дальше и беспокоюсь о подрастающем поколении. О, как я желаю им добра и хочу крикнуть из-за могилы: «Дорогие августейшие дети, живите в добре, чтобы в добре умереть. Не шутите с жизнью! Она серьезна, очень серьезна, потому что кончается вечностью. И особенно – особенно! – никогда не теряйте из виду нашего Спасителя. Будьте внимательны и поступайте только так, чтобы заслужить Его одобрение. Тогда вы можете быть уверены, что поступаете правильно. Да будут Его свет и Его благословение на всех вас» (А.А. Толстая «Записки фрейлины: Печальный эпизод из моей жизни при дворе». Перевод с французского Л.В. Гладковой. М. 1996).

На монастырском кладбище нашли свой последний приют почти все родные А.А. Толстой.

 

Фермор Павел Федорович

13.10.1810–10.01.1888

Фермор Павел Федорович – генерал-лейтенант, первый начальник Военно-юридической академии, член конференции Николаевской инженерной академии.

Фермор вступил в службу в 1825 г. кондуктором в кондукторскую роту Главного инженерного училища. По окончании курса произведен в прапорщики и оставлен при училище для продолжения занятий в нижнем офицерском классе.

В 1830 г. получил назначение во 2-й саперный батальон, через год прикомандирован к Литовскому батальону, в рядах которого действовал против польских мятежников и не раз выказывал свою храбрость. Участвовал в Гроховском сражении, охраняя от неприятеля важный пост, за что был награжден орденом св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость». Как участник взятия Варшавы получил орден св. Анны 3-ей ст. с бантом. В 1833 г. Фермор был переведен в учебный саперный батальон и прикомандирован к кондукторской роте Главного инженерного училища. В 1841 г. назначен начальником офицерского отделения, в 1849 г. переведен в учебный батальон. С этого времени начинается педагогическая деятельность П.Ф. Фермора.

С 1852 г. начинается педагогическая деятельность П.Ф. Фермора. Он прикомандирован к Дворянскому полку и назначен помощником инспектора классов. В 1865 г. стал директором Аудиторского училища и вновь открытых (через год) при училище офицерских классов. Эти классы позднее были переименованы в Военно-юридическую академию. В 1866 г. Фермор произведен в генерал-майоры и почти десять лет возглавлял эти учебные заведения. В 1875 г. был назначен членом конференции Николаевской инженерной академии и училища. В 1879 г. произведен в генерал-лейтенанты.

Умер 10 января 1888 г. и похоронен вместе с супругой Александрой Михайловной, рожд. Чихачевой (29.04.1824–18.12.1887). Надпись на памятнике А.М. Фермор гласила: «Вся жизнь ея была самоотречение».

Известен следующий факт из биографии П.Ф. Фермора. Павел Федорович был знаком с Ф.М. Достоевским, который также учился в Главном инженерном училище, но позднее (1837–1841 гг.). В 1861 г. Фермор получил от писателя в подарок книгу «Униженные и оскорбленные» с дарственной надписью: «Павлу Федоровичу Фермору в знак глубочайшего уважения от автора».

Упоминание о братьях Ферморах есть у Н. С. Лескова («Инженеры-бессребреники»): «В инженерном училище воспитывались два брата Ферморы, Павел и Николай. Старший, Павел Федорович, учился в одно время с Брянчаниновым, был с ним дружен и находился под его непосредственным духовным влиянием, а младший, Николай Федорович, шел позже, вслед за братом…»
 

Храповицкий Матвей Евграфович

9.08.1784–31.03.1847

Храповицкий Матвей Евграфович – генерал от инфантерии, генерал-адъютант, командир Измайловского лейб-гвардии полка (1812), Виленский и Гродненский военный губернатор, военный губернатор Петербурга (1846-1847 гг.), член Государственного совета и Комитета министров, председатель Попечительного Совета заведений общественного призрения Петербурга.

Начинал службу в итальянской армии А.В. Суворова, участвовал во всех войнах императора Александра I с Наполеоном. Командиром гвардейской бригады отстаивал Семеновские высоты на Бородинском поле. Будучи ранен пулей в левую ногу навылет, не покинул поле сражения, а его бригада не отошла ни на шаг. Полкам бригады – лейб-гвардии Измайловскому и Литовскому – были пожалованы Георгиевские знамена с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.».

В период его губернаторства в Петербурге начато строительство водопровода в Московской и Литейной частях. Вновь создан императорский парусный яхт-клуб. Сооружено локомотивное депо Николаевской железной дороги. На Александровском заводе строили паровозы и первые российские вагоны к открытию железной дороги Санкт-Петербург – Москва. 15 мая 1846 г. основано Императорское русское археологическое общество. При Храповицком был основан Комитет Общества попечительного о тюрьмах и cоздано Общество посещения бедных просителей, открыт также приют для девочек (у арестованных родителей).

При Храповицком вышли в свет альманахи «Физиология Петербурга» и «Петербургский сборник».

Кавалер многих российских и иностранных орденов.

 

Чичерин Петр Александрович

10.02.1778–27.12.1848

Чичерин Петр Александрович – генерал от кавалерии, генерал-адъютант, командир лейб-гвардии Драгунского полка.

Отличился в Аустерлицком сражении (1805), в боях при Гейльсберге и Фридланде (1806–1807). В кампанию 1812 г. находился с полком в арьергардных делах и перестрелках при Вилькомире, Витебске, в сражениях при Смоленске и Бородине. С сентября 1812 г., желая продолжать воевать против французов, вступил в партизанский отряд под командованием генерала И.С. Дорохова и отличился в сражении под Красным. В кампанию 1813 г. участвовал в сражениях при Лютцене, Баутцене, Дрездене, Кульме. В Лейпцигском сражении ранен палашом в щеку. В кампанию 1814 г. находился, в том числе, и при взятии Парижа.

В 1826 г. возглавил 1-ю легкую гвардейскую кавалерийскую дивизию. Участвовал в боевых действиях против Османской империи (1828–1829), а в 1831 г. – в подавлении Польского восстания, возглавляя сводный Гвардейский корпус. В декабре 1833 г. назначен состоять при императоре Николае I.

Кавалер многих российских и иностранных орденов.

Похоронен в склепе рода Чичериных рядом со своей рано умершей супругой, Александрой Алексеевной, рожд. Куракиной (1789–1819), дочерью князя А. Б. Куракина.

 

Штакеншнейдер Андрей Иванович

22.02.1802-8.08.1865

Штакеншнейдер Андрей Иванович (Генрих Иоганн) – один из крупнейших петербургских зодчих и декораторов середины XIX в., создатель нового архитектурного направления в России – эклектики.

В монастыре сохранилось одно из его творений (1855–1857) – церковь во имя Святителя Григория Богослова (над могилой генерал-лейтенанта Г.Г. Кушелева).

Главное из созданий А.И. Штакеншнейдера – Мариинский дворец (1839–1844) для дочери императора Николая I, великой княгини Марии Николаевны и ее супруга герцога Николая Максимилиановича Лейхтенбергского. За это строительство архитектор был возведен в звание профессора Академии художеств.

По проекту зодчего был построен дворец Белосельских-Белозерских (1846–1848), Николаевский (1853–1861) и Ново-Михайловский (1857–1862). При строительстве А. И. Штакеншнейдер использовал все технические новшества того времени.

В 1856 г. Штакеншнейдер получил должность архитектора Высочайшего двора и осуществлял надзор над всеми работами в загородных императорских резиденциях. Особенно богаты его постройками Петергоф и его ближайшие окрестности. Работал архитектор также в Царском Селе, Москве, Новгороде, Таганроге, Крыму.

Дом Штакеншнейдера на ул. Миллионной был одним из центров (во многом благодаря жене Марии Федоровне) культурной жизни Петербурга 1850-х гг., в круг посетителей «суббот» входили И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, Я.П. Полонский, Д.В. Григорович, А.Н. Майков, Ф.М. Достоевский и др.

 

Юсупова Зинаида Ивановна

2.11.1809–16.10.1893

Юсупова Зинаида Ивановна, урожденная Нарышкина – княгиня, фрейлина, благотворительница.

Красивую, образованную и склонную к изящным искусствам, княгиню Юсупову современники называли «украшением салонов». Она входила в пушкинское окружение, а ее поклонниками были император Николай I и Наполеон III. До 1917 г. Юсуповы являлись самой богатой семьей после Романовых.

Последние годы княгиня жила в Париже, пережила второго своего мужа (граф Луи-Шарль-Оноре Шово, маркиз де Серр) и оставила о себе память на юге французской Бретани. Юсупова была владелицей замка Кериоле, а эпитет «маленькое архитектурное безумство» до сих пор в многочисленных путеводителях сопровождает описание замка, возведенного в XIX в. по прихоти своенравной русской княгини. Интересно, что среди украшений – барельеф медведя, который смотрит на восток, напоминая об истоках Нарышкиной, дворянские короны Шово и Серра, а также девиз: «Всегда и вопреки всему».

Правнук княгини – князь Феликс Юсупов вошел в историю, как убийца Григория Распутина.

В 1893 г. княгиня мечтала посетить родину и получила высочайшее соизволение, но скончалась в том же году. Прах, согласно предсмертному пожеланию, был отправлен в Россию. Княгиня упокоилась в Троице-Сергиевой пустыни (фамильный склеп), в нижнем пределе храма прп. Сергия Радонежского.

Храм имеет свою историю. Первая деревянная церковь пустыни была перевезена из усадьбы царицы Параскевы Федоровны (на Фонтанке), и там ее престол был освящен во имя праздника Успения Пресвятой Богородицы. В пустыни церковь была вновь освящена в 1735 г. архим. Варлаамом (Высоцким) во имя прп. Сергия Радонежского. В 1756– 1758 гг. церковь была заменена каменной, в 1854 г. на средства княгини З.И. Юсуповой полностью перестроена в византийском стиле арх. А.М. Горностаевым.

Нижняя (поминальная) церковь была устроена по типу древних крипт. В ней находилась усыпальница графов Апраксиных с 20-ю захоронениями. Придел во имя мученицы Зинаиды имел 33 захоронения Юсуповых. В нижней церкви нашли последний приют князья Чернышевы, Шишмаревы, Карцевы, Строгановы, Волконские, Щербатовы, граф Клейнмихель, барон Фредерикс.

 

Яковлев Федор Андреевич

16.02.1796–22.04.1837

Яковлев Федор Андреевич – действительный статский советник, полковник лейб-гвардии Преображенского полка, старший адъютант Главного штаба Е.И.В.

В семействе Яковлевых особо прославился Савва Яковлевич Яковлев (1712–1784) – коллежский асессор, миллионер, откупщик, меценат, основатель новой дворянской фамилии и один из богатейших людей своего времени. Наряду с Демидовыми Савва Яковлевич и его потомки сыграли важнейшую роль в развитии дореволюционной уральской промышленности.

В Петербурге на средства С.Я. Яковлева была построена церковь Успения Божия Матери (храм Спаса на Сенной). Церковь не сохранилась.

В Троице-Сергиевой пустыни прямо напротив входа, за часовнями и оградой, высятся Святые ворота с кельями, высокой шатровой башней и домовой церковью Священномученика Саввы Стратилата. В эту церковь можно попасть только из келий. Церковь была заложена 5 июля 1859 г. (арх. А.М. Горностаев). Средства на строительство жертвовал Михаил Васильевич Шишмарев (1791–1863), супруг Надежды Сергеевны Шишмаревой, урожденной Яковлевой (1799–1858). Он выполнял ее волю, желавшей почтить память деда, С.Я. Яковлева.

Один из первых Яковлевых, похороненных в пустыни, – Яковлев Андрей Васильевич (1767–1823), коллежский советник и кавалер, Управляющий Ораниенбаумским дворцовым правлением и городом.

 

Календарь

Яндекс цитирования | Яндекс.Метрика

Majordomo.ru - надёжный хостинг

Copyright © Свято-Троицкая Сергиева приморская мужская пустынь © 2018 .